Главная › Каталог статей › Великая Отечественная
Великая Отечественная
Бои за Крюково (ч.6)
06.07.2017 217 0.0 0

Круговерть на Ленинградском шоссе (28-30 ноября 1941 г.)

Враг рвался к Москве. На Ленинградском шоссе с 24 ноября 1941 г. натиск противника сдерживала кавалерийская группа Доватора. Ей были приданы два батальона 1077 сп, 20 кд, 44 кд, 139 тб.

26 ноября 1941 г. на станции Химки начала разгружаться 7 гв.сд. Подразделения дивизии, следуя далее своим ходом, сосредоточились на рубеже Шелепаново – Овсянниково – Ложки – Гончары и здесь вступили в бой с наступающими вдоль Ленинградского шоссе немецкими войсками.

159-й сп, расположенный на левом фланге 7 гв.сд, прикрывал Ленинградское шоссе и к рассвету 28 ноября южнее Пешек сменил оборонявшиеся здесь ранее два батальона 1077 сп.

Вместе с 159 сп на Ленинградском шоссе действовала 7-я рота 3-го батальона 1-го мотострелкового полка ОМСБОН НКВД (ОМСБОН = отдельная мотострелковая бригада особого назначения).

Из «Доклада о боевой деятельности командира 7 роты 3-го батальона 1-го мотострелкового полка ОМСБОН НКВД старшего лейтенанта Скоробогатько от 5.3.42 г. по выполнению боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками за время с 2811.41 по 2.12.41 г.»:

«Рота в составе 77 бойцов и командиров, выполняла следующие задачи:

1) 28.11.41 рота получила задачу выехать в район ЧЕРНАЯ ГРЯЗЬ – ЛОЖКИ по Ленинградскому шоссе, принять под охрану 24 фугаса, два моста <через речки Клязьма и Черная – И.Б.> и два заминированных участка. Охрану выполнять до особого распоряжения, в случае отхода 159-го стрелкового полка 7-й гвардейской дивизии на последующий участок, произвести взрыв фугасов, разрушить мосты, после чего передислоцироваться в деревню ЕЛИНО и дополнительно заложить 18 фугасов на участке ЧЕРНАЯ ГРЯЗЬ – деревня ЕЛИНО – М. РЖАВКА.

2) Обстановка и условия в которых выполняли задачи: противник до батальона с артиллерией и танками вел наступление по Ленинградскому шоссе и овладел деревней ЕСИПОВО… К 28.11.41 г. он вынужден был перейти к обороне. Отдельные части наступающих фашистских войск вели наступление на флангах действующей 7-й гвардейской дивизии и к 28.11.41 г. отдельные части фашистских войск овладели на правом фланге населенными пунктами ОЗЕРСКОЕ, ПОЯРКОВО, ЛЬЯЛОВО, на левом фланге: д.ПОВОРОВО, АЛАБУШЕВО, КРЮКОВО <здесь ошибка – Алабушево и Крюково в этот день немцами захвачены не были – И.Б.>. Мелкие группы автоматчиков проникли к деревне МАТУШКИНО и взяли под обстрел район ЧАШНИКОВО-М.РЖАВКА.

29.11.41 в 15.00 группа легких танков врага прорвалась на дорогу КРЮКОВО-ЛЬЯЛОВО и вышла на Ленинградское шоссе в районе М.РЖАВКА-ЧАШНИКОВО, где частично была ликвидирована нашими танковыми подразделениями, отходящими на оборонительный рубеж М.РЖАВКА-САВЕЛКИ <здесь неточность: этот прорыв немецких танков датируется 30.11.1941 г. и его ликвидация описана ниже – И.Б.>.

Ежедневно фашистская разведывательная и бомбардировочная авиация ожесточенно обстреливали и бомбардировали дорогу и населенные пункты….

29.11.41 в 11.00 в результате бомбардировки вражеской авиацией был убит осколком авиабомбы боец 1-го взвода Михайлов, выполнявший работу по отрывке шурфа в районе деревни ЕЛИНО. В этот же день осколками вражеской мины был ранен красноармеец 3 взвода Мельников И.Ф., охранявший фугасы и заминированный участок в районе села ЧАШНИКОВО.

3) Организация и действия личного состава по выполнению задачи: участок, протяженностью до 20 км, на котором находились заграждения, разделены между взводами и командирам взводов поставлены задачи.

Для охраны фугасов и минных участков выставлено охрана. Сторожевые посты во главе с командиров отделений или лучшими бойцами. Сторожевым поставлена задача по охране заграждений и дан инструктаж, как действовать на случай подрыва фугасов, указаны взводные и ротный пункты сбора после выполнения задачи.

Со штабом 7-й гвардейской дивизии установлена связь и получены сведения об общей обстановке в районе выполнения задачи. Командный пункт роты находился в здании школы деревни Радомля. Связь с командирами взводов и сторожевыми постами осуществлялась связными и личным выходом командира и политрука на участок действия роты. В резерве командира роты и для охраны КП было выделено одно отделение бойцов. Со стороны среднего начсостава было организовано непрерывное руководство и проверка службы сторожевыми постами на всем участке. При проверке несения службы личному составу объяснялась конкретная обстановка на его участке и исправлялись ошибки, допущенные бойцами при несении службы.

29.11.41 г. в 18.00 оперативный дежурный по штабу 7-й гвардейской дивизии сообщил, что оборонявшие части 7-й гв. дивизии отходят на последующий оборонительный рубеж деревни ДУРЫКИНО и что для обеспечения планового отхода наших частей необходимо подготовить взрывы фугасов на участке ЛОМЖА <правильно – ЛОЖКИ – И.Б.> - ДУРЫКИНО.

В 20.00 29.11.41 г. я и зам. командира батальона Васин отправились в штаб 159-го стрелкового полка и от командира 159-го стрелкового полка получили указание о подрыве фугасов после отхода арьергардного батальона.

29.11.41 г. в 22.00 по условному сигналу были начаты работы по взрыву фугасов и кончены к 23.00. 17 фугасов и мост <через реку Клязьма у Берсеневки – И.Б.> были взорваны, в результате чего были созданы препятствия для наступающего противника и обеспечен плановый отход 159-го стрелкового полка на последующий оборонительный рубеж.

Задача была выполнена личным составом 1 и 2 взводов, действовавшими хорошо. Кроме возложенной задачи на роту по созданию заграждений, личный состав принимал участие в уничтожении склада овощей, чтобы они не были использованы наступающим врагом. После выполнения задачи1 и 2 взводы перешли в район деревня Лукено <правильно – Пикино – И.Б.> - Черная Грязь и приступили к подготовке фугасов на участке М.РЖАВКА-ЧЕРНАЯ ГРЯЗЬ.

Группа бойцов 14 чел. под командой помощника командира роты старшего лейтенанта Балашова Н.А. продолжала выполнять задачу по охране фугасов и заминированных участков в районе д.Чашниково – М.Ржавка и 30.11.41 г., получив приказ от командира 159-го гвардейского полка о взрыве фугасов, выполнила его и несмотря на то, что путь отхода на сборный пункт был отрезан врагом, группа вышла из окружения без потерь и присоединилась к роте. 1 и 2 взводы закончили отрывку шурфов для фугасов и приостановили работы за отсутствием ВВ <взрывчатых веществ>.

30.11.41 г. на участок, где производились работы, прибыла саперная рота 64-го мсб, которая имела предписание подготовить фугасы и заминировать участок М.Ржавки-деревня Елино. По разрешению заместителя командира батальона капитана Васина я передал командиру саперной роты два фугаса и 12 шнуров по акту, после чего с ротой направился в д. Черкизово, откуда 1.12.41 г. в 16.00 по приказанию помощника начальника инженерной службы капитана И.И. Гомберга направился в расположение штаба полка.

Положительные факты: бойцы и командиры проявили находчивость, выдержку и умение действовать при выполнении боевого задания. 29.11.41 боец 1 взвода Мельников Ф.И. при охране фугасов и минированного участка на северо-западной окраине Чашниково подвергся обстрелу вражеских минометчиков и был ранен осколком вражеской мины. Несмотря на полученное ранение, боец Мельников продолжал выполнение боевой задачи до смены и после оказания ему медпомощи остался в составе подразделения до окончания выполнения боевой задачи. Бойцы Семаков, Башкатов, Понятов и другие, находились на охране фугасов по 14 часов без пищи и без теплой обуви, но посты не оставили и службу несли бдительно. 29.11.41 г., в то время, когда должен был быть подорван фугас, из-за опушки леса вышла пулеметная рота 159-го гвардейского полка и направилась к месту фугаса. Командир отделения т. Десятников В.И. побежал навстречу подразделению и, не считаясь с опасностью для жизни, своевременно отвел подразделение в лес, предотвратив неизбежные жертвы от взрыва фугаса. Младший лейтенант Боек получил задачу взорвать фугас, несмотря на усиленный обстрел противника, установил связь со сторожевыми постами и под обстрелом автоматчиков, произвел взрыв фугасов. Старший лейтенант Блашов, выполняя боевое задание в районе д.Чашниково, с группой бойцов оказался отрезанным от своих частей, но задачу свою выполнил и вывел всех бойцов с вооружением и без потерь…..

5.3.42 г. Командир 7 роты 2-го мсп ОМСБОН НКВД старший лейтенант Скоробогатько (подпись)

Прокомментирую этот доклад-отчет…

ОМСБОН НКВД был создан еще в летние месяцы 1941 года. Его основной задачей было – организация диверсий и создание партизанских отрядов в тылу противника. Кроме того, ему поручалось глубокое минирование (в основном - фугасами) шоссейных дорог, мостов на пути вероятного наступления врага.

«По приказу военного командования 16 октября 1941 года ОМСБОНом была организована оборона на отведенном участке вдоль магистрали, ведущей к Кремлю, на случай прорыва врага со стороны Ленинградского и Волоколамского шоссе. Линия обороны проходила по улице Горького от Белорусского вокзала через площади Маяковского и Пушкина до Кремля.

…<Минеры> копали шурфы вдоль всей улицы Горького и на параллельных ей улицах, площадях для закладки мощных фугасов против танков врага, если им удастся вдруг прорваться» (из книги: «Динамовцы в боях за Родину». М., изд. «Физкультура и спорт», 1975, с.43).

Во второй половине ноября 1941 года пришлось минировать Ленинградское шоссе – от Иваньковского водохранилища и почти до самой Москвы.

«Минеры… кирками и ломами долбили схваченную морозом землю, копали двухметровые ямы-шурфы для закладки мощных фугасов на обочинах Ленинградского шоссе. Минировали мосты через реки, водопроводные трубы под насыпями дорог и шоссе. Устраивали минные поля. И все это – под непрерывной бомбежкой и обстрелом вражеских самолетов.

Фронт неумолимо приближался.

По шоссе шли измотанные длительными боями красноармейцы, группы беженцев с детскими санками, нагруженными узлами, чемоданами. Ребятишек несли на себе, вели за руки. В сторону Москвы мчались грузовики с ранеными. Навстречу им двигались автоколонны с войсками, боеприпасами.

Минеры часто работали ночью» (там же, с.26).

«А когда немецко-фашистские войска, разгромленные под Москвой, откатились на запад, мы приступили к разминированию того, что сами же заминировали. Эта работа оказалась намного сложней. Деревянные ящики, в которых помещались мины, от пребывания в земле разбухли и намертво зажимали взрыватели и детонаторы, отверстия для предохранительной чеки были закупорены ржавчиной. Для разрядки таких мин требовалось не только умение, но и мужество. Еще труднее нам приходилось при разминировании фугасов, установленных на большой глубине. Но мы придерживались правила: лучше потратить лишние минуты, даже часы, чем ошибиться. Ведь первая же ошибка стала бы и последней» (там же, с.168).

Во взаимодействии с 159 сп оборону на Ленинградском шоссе в эти дни держал 138 танковый батальон 146-й танковой бригады.

В списке танкистов-асов Великой Отечественной войны отмечен командир роты танков Мк-2 «Матильда» этого батальона – старший лейтенант Тимофей Григорьевич Бирагов.

За 4 дня своим танком он уничтожил 8 немецких танков:

27.11.1941 в бою в районе Майдарово во время контратаки уничтожил 2 немецких танка.

28.11.1941 в районе Майдарово атаковал тремя танками оборону противника и своим танком уничтожил 1 тяжелый танк противника.

30.11.1941 в районе Дурыкино, находясь в засаде, огнем танкового орудия и пулемета уничтожил до 100 немецких солдат.

В тот же день и ночью <c 30 ноября на 1 декабря 1941 г.> во время боя за перекресток дорог юго-восточнее Чашниково <это перекресток Ленинградского и Льяловского шоссе> уничтожил 5 немецких танков, чем дал возможность нашим частям выйти из окружения и занять новый рубеж обороны.

Механиком-водителем танка командира роты Т.Г. Бирагова был старший сержант Жангир Авизбаев, а башенным стрелком – старший сержант Семен Андреевич Семенов. Все трое за бои 28-30 ноября 1941 г. были награждены орденом Боевого Красного Знамени.

Командир взвода 138 тб лейтенант Сергей Степанович Фетисенков был награжден орденом Боевого Красного Знамени: 29.11.1941 в бою в районе Ложки он уничтожил 2 противотанковых орудия. 30.11.1941 во время боя за перекресток дорог юго-восточнее Чашниково уничтожил 1 немецкий танк.

Механик-водитель танка С.С. Фетисенкова – красноармеец Григорий Владимирович Космаков заслужил орден Красной Звезды.

Командир танка «Матильда» 138тб старший сержант Иван Куприянович Левченко был награжден орденом Боевого Красного Знамени. В наградном листе отмечено: «28.11.1942 в районе Ложки - Майдарово И.К. Левченко уничтожил 1 тяжелый танк противника. 30.11.1942 во время боя за перекресток дорог юго-восточнее Чашниково уничтожил 1 немецкий танк и 1 орудие. В этом бою танк Левченко был подбит – разбиты балансиры подвески, но экипаж, умело маневрируя, на пониженной скорости вывел танк с поля боя».

О необычном эпизоде боя рассказал в 1967 г. строителям Зеленограда, помогавшим сооружать памятник с танком «Т-34», местный лесник, очевидец жестокой схватки на 41-м километре:

«По шоссе со стороны Чашникова приближались немецкие бронемашины... Вдруг навстречу им двинулся наш танк. Дойдя до перекрестка, водитель на ходу спрыгнул в кювет, а через несколько секунд танк был подбит. Следом двинулся второй танк. История повторилась: прыжок водителя, выстрел противника, еще один танк загромоздил шоссе. Так образоваласьсвоеобразная баррикада из подбитых танков. Немцы вынуждены были искать обход влево...». Вероятно, это были танки «Матильда» 138-го танкового батальона.

Несмотря на упорное сопротивление, 7 гв.сд оказалась зажатой противником справа и слева.

Из сообщения штаба 7 гв.сд от 29.11.1941 г.:

"288 сп отходит в район Черной Грязи. 159 сп с боями выходит на рубеж Ленинградского шоссе, северо-западнее Ржавки. 30 сп боями выходит к Ржавкам.

Ленинградское шоссе на участке Дурыкино - Черная Грязь находится под обстрелом артиллерии и минометов. Авиация противника группами 15-20 пикирующих бомбардировщиков на протяжении всего дня бомбили передний край обороны и Ленинградское шоссе на участке Дурыкино - Сходня. На протяжении всего дня наша авиация проявляла активность, действуя на участке дивизий".

30 ноября 1941 г. подразделения вражеской 35-й пехотной дивизии при поддержке танков, продвигаясь со стороны Алабушева, около 13 часов захватили деревню Матушкино и создали угрозу окружения 7-й гвардейской дивизии, оборонявшей Ленинградское шоссе у Чашникова.

При этом обходе немцы захватили Малые Ржавки (сейчас ВНИИПП) и попытались продвинуться к Большим Ржавкам. Здесь их встретили орудия батарей 219-го гаубичного полка и группы танков и бойцов, не объединенные общим командованием.

Привожу отрывок из воспоминаний комиссара 219-го гаубичного полка Алексея Васильевича Пенькова (см.: Труды ГЗИКМ, вып. 1. Зеленоград, 1995, с. 65-66):

«К 13 часам немцы, сосредоточив превосходящие силы пехоты, танков и авиации, сломили сопротивление нашего соседа слева... <это 1077 сп панфиловцев> и через деревню Матушкино вышли танковыми подразделениями на шоссе Москва — Ленинград, полуокружив наши стрелковые части < 7 гв.сд>, и огнем танковых орудий начали обстрел огневых позиций <219-го артполка 7 гв.сд, который остался вне окружения>.

В воздухе повисли десятки немецких пикирующих бомбардировщиков. Связь с командным пунктом полка нарушилась <командование в Чашникове — в окружении, немцы в Матушкино, пушки в Больших Ржавках, у «нашей» Никольской церкви>.

...Два дивизиона развернули для круговой обороны. Они расстреливали немецкие танки и пехоту прямой наводкой.

Мы с Чупруновым и связистами находились в 300 метрах от огневых позиций батарей на церковной колокольне села Б. Ржавки <это колокольня нашей Никольской церкви>...

С наступлением темноты фашисты угомонились и притихли. Мы пошли смотреть поле боя. Картина для войны привычная, но ужасная: половина составов орудийных расчетов погибла, вышли из строя многие командиры огневых взводов и орудии. Разбито 9 орудий, 7 тракторов-тягачей. Догорали последние на этой западной окраине деревни деревянные домики и амбары...

1 декабря в районе села Б. Ржавки противник лишь изредка вел минометный огонь. В этот день положение стабилизировалось... Шло накопление сил и средств для организации следующего боя».

Дальнейшее продвижение врага по Ленинградскому шоссе было окончательно остановлено на перекрестке с Льяловским шоссе.

7 гв.сд из окружения пробилась ночью с 30 ноября на 1 декабря. Первым из вражеского кольца прорвался в районе совхоза «Красный Октябрь» (посредине между Крюково и Матушкино, у пруда Водокачка) 159-й стрелковый полк подполковника Е. Н. Стадуха.

К утру 1 декабря вышли из окружения и другие два полка 7 гв.сд; дивизия заняла оборону в районе: высота 216,1 (в 1 км северо-западнее станции Крюково) — западная окраина села Б. Ржавки — Савелки (в глубину).

Командиром Панфиловской дивизии 1 декабря 1941 г. вместо полковника П.Г. Шелудько был назначен генерал-майор В.А. Ревякин, ранее бывший заместителем командующего 43-й армией, а затем организатором неудавшейся обороны Солнечногорска. Для В.А. Ревякина назначение командиром дивизии было безусловно значительным понижением в должности, но командующий Западным фронтом Г.К. Жуков, чьим протеже был Ревякин, дал Ревякину еще одну возможность реабилитировать себя.

А полковник П.Г. Шелудько был вскоре назначен командиром 25-ой отдельной стрелковой бригады 2-й Ударной армии генерал-лейтенанта А.А. Власова.

Бой за Каменку (30 ноября – 1 декабря 1941 г.)

Когда 29 ноября 1941 г. Панфиловская дивизия занимала оборонительные позиции у Крюково, деревня Каменка не была включена в полосу действий дивизии.

Это было специально подчёркнуто в приказе № 23 комдива-8 от 29.11.41 г.:

«…1073 сп – занять и упорно оборонять участок исключительно отметка 216,1, западная окраина Крюково, исключительно Каменка, дачи <севернее Малино – И.Б.>»

Поэтому и батальоны 1073 сп, который был поставлен исключительно на оборону Крюково, располагались по классической схеме: 2-й и 3-й батальоны – в первой линии обороны, 1-й батальон – во второй линии обороны, от восточной окраины Скрипицыно до моста через железную дорогу. 44 кп составлял резерв командира дивизии.

Но уже к 30 ноября 1941 г. Каменка, считавшаяся до этого чуть ли не тылом, оказалась на линии фронта ввиду продвижения немецких частей, захвативших деревни Горетовку, Баранцево.

Поэтому командиру 8 гв.сд полковнику Шелудько пришлось (видимо, по приказу Рокоссовского) принять Каменку в свою полосу оборону и отрядить туда одну роту 1-го батальона 1073 сп и 51-й кавалерийский полк 44 кд.

2-й стрелковой ротой, вставшей на оборону Каменки, командовал лейтенант Семён Иванович Краёв. Он неоднократно упоминается в книге Б. Момыш-улы «За нами Москва (записки офицера)». Его имя встречается и в боевых донесениях. Так, например, в политдонесении политотдела 8 гв.сд в политотдел 16-й армии от 4 декабря 1941 г. сообщается:

«…противник отбрасывался на свои исходные позиции с большими для него потерями. Особенно крепко дралась рота лейтенанта Раева <правильно – Краева – И.Б.>. тов. Раев <Краёв>, имея трофейный танковый пулемёт, в трудные минуты поднимался во весь рост и косил фашистов из пулемёта».

Семён Краёв погиб 8 декабря 1941 г. во время штурма Крюково; похоронен в братской могиле на площади у станции Крюково.

О положении дел в Каменке 30 ноября и 1 декабря утром сообщает
«Разведсводка №056 12.00 1.12<1941 г. – И.Б.> штаб полк 1073
Дача Старое Малино карта 50000-41
<30 ноября 1941 г. – И.Б.>

Перед передним краем 2-го батальона противник проявил накапливание пехоты, нашим миномётным огнём пехота рассеяна.

8 танков противника вошли в южную окраину села Крюково. Организованным огнём нашего 2-го батальона пехота была отсечена от танков, один танк был подбит, остальные повернули обратно.

Разведывательный самолёт противника проходил над районом КП 1073 сп.
На улицах южной окраины Каменка – три средних танка противника, в наступлении за танками – до роты пехоты.
<1 декабря 1941 г. – И.Б.>

Противник вёл миномётный огонь по северной окраине села Каменка.
Самолёты противника бомбили передний край нашего батальона – северная окраина села Каменка.
Нач. штаба-1073
Капитан /подпись/ Демидович»
ПНШ-2 /подпись/ Тимофеев
<ПНШ-2 - помощник начальника штаба по разведке>

Из этой разведсводки видно, что первая попытка (неудачная) атаковать Крюково была предпринята немцами уже 30 ноября 1941 г. Атака была отбита.

Что касается Каменки, то вечером 30 ноября 1941 г. немецкая пехота с танками вышла к южной части деревни, совершив марш-бросок после захвата ими деревень Горетовка и Баранцево. Наши сапёры взорвали мост через речку Горетовку, но танки противника сумели переправиться через замерзшую речку. Видимо, здесь хорошо поработала вражеская разведка, обнаружив слабо защищённый участок на стыке двух дивизий, 8 гв.сд и 18 сд.

Начальник штаба 1073 сп капитан Демидович, по характеристике Момыш-улы, «суховатый и крайне педантичный», чертыхнулся про себя: лишь чрезмерно жирная подпись под разведсводкой выдавала его волнение.

Только что, три часа назад, он отправил в штаб дивизии очередную регулярную оперативную сводку, в которой положение в Каменке обрисовывалось вполне благопристойно…

«Оперативная сводка №95 к 9.00 1.12.41 г.
Штаполк 1073 – дачи севернее Малино, карта 100000-38 г.
Полк занимает район обороны: Крюково, Каменка, дачи севернее Малино.
3-й сб обороняет западную окраину Крюково.
2-й сб обороняет юго-западную окраину Крюково.
2-я стрелковая рота 1-го сб обороняет западную окраину Каменка.
1-й сб (без 2-й роты) занимает район обороны по опушке леса от восточной окраины Скрипицыно до моста через ж/д полотно, что к северо-востоку от Скрипицыно.

В течение ночи боевых действий не было. Противник вёл миномётный огонь по передовой линии 300 метров правее 3-го сб.
КП – дачи Малино (севернее Малино с северной стороны ж/д)
Начальник штаба капитан /подпись/ Демидович»

– Вот, написано: «2-я стрелковая рота 1-го сб обороняет западную окраину Каменка», «в течение ночи боевых действий не было», а между тем противник, по данным разведсводки, уже занял южную окраину Каменки. Надо что-то предпринимать…

Командир 1073 сп старший лейтенант Момыш-улы решил контратаковать с наступлением темноты. Атака на Каменку началась в 21.30 1 декабря, но успеха не имела. Пришлось сообщить об этом в штаб дивизии.

«Боевое донесение № 96
Штаполк-1073 Дачи севернее Малино 2.12.41 г. карта 100.000-41

1. Противник, продолжая развивать наступление в юго-восточном направлении, овладел Каменка.
12.00 1.12 противник вёл миномётный огонь по нашему переднему краю.
В 12.30 1.12 повёл наступление на Крюково с северо-запада, в составе 6 танков и автоматчиков, но безуспешно.
В 14.00 1.12 вторично атаковал наши позиции 3-го сб в составе 8 танков и 2-х рот пехоты, но вынужден был отойти на исходные позиции.
В 14.30 1.12 противник в составе 2-х рот пехоты и 2-х танков атаковал западную окраину Каменка и к 16.30 овладел Каменка.
К 20.00 в Каменке противник сосредоточил 10 танков и до батальона пехоты.
С 14.00 и до 20.30 1.12 вёл миномётный и пулемётный огонь по нашим позициям на западной окраине Крюково.
2. Сосед справа 1075 сп.
Сосед слева 3-й батальон 32-го сп <18 сд – И.Б.>.
3. Полк обороняет Крюково.
3-й сб обороняет северо-западную окраину Крюково, в течение дня вёл перестрелку с автоматчиками.
2-й сб обороняет западную и юго-западную окраину Крюково, в течение дня вёл перестрелку с пехотой противника, отражая атаку противника.
1-й сб без 2-й стрелковой роты оборонял восточную окраину Скрипицыно, мост через ж/д.
2-я стрелковая рота занимала оборону на западной окраине Каменка. Под давлением 8 танков противника отошла в район обороны батальона.
4. В14.30 1.12 передний край обороны подвергался бомбёжке с самолётов противника в количестве трёх самолётов.
5. В бою убито и ранено до 60 человек (солдат и офицеров противника). Наши потери уточняются (имеются убитые и раненые). Потери матчасти нет.
По уточнённым данным: <уничтожены – И.Б.> 4 танка противника.
Наши потери: 1 танкетка сгорела, 1 попала в окружение – последствия неизвестны, 1 танк получил три пробоины.
По приказу комполка <старшего лейтенанта Момыш-улы> 1 сб должен овладеть деревней Каменка.
Начал наступление в 21.30. Пройдя до деревни Каменка, встретил сильный пулемётный огонь из танков и автоматчиков. В деревне находилось до 12 танков и до батальона пехоты. При попытке атаковать деревню атака была безуспешна. Батальон отошёл на свои прежние позиции (рота).
Начальник штаба капитан /подпись/ Демидович»

Это боевое донесение отправлено 2 декабря 1941 г., но говорится в нем исключительно о боях, происходивших 1 декабря 1941 г. Это – не оперативная сводка, которая подаётся регулярно в определённые часы, а внеочередное сообщение, как бы оправдательный документ в сдаче Каменки.

Справка о погоде. В сборнике «Очерки истории края. Зеленограду – 50. Город и горожане. Труды ГЗИКМ. Выпуск 7. Зеленоград, изд. «Демиург-Арт», 2008» опубликована статья А.П. Беляева «354-я стрелковая дивизия в боях за Матушкино», где приведена таблица температур воздуха за период 30 ноября – 10 декабря 1941 г.на территории и по архивам Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Эти сведения любезно предоставил А.П. Беляеву заместитель директора Гидрометцентра РФ Геннадий Викторович Елисеев (в 2011 г. ему присвоено почётное звание РФ «Заслуженный метеоролог Российской Федерации»).

30 ноября 1941 г. средняя температура воздуха была – минус 0,7 градусов, минимальная – минус 1,3 градуса.
1 декабря 1941 г., соответственно, - средняя – минус 8 градусов, минимальная – минус 13 градусов.
Это – средний морозец, крепкие морозы ещё впереди…
В дальнейшем будем давать справку о температуре воздуха на каждый день боев.


Теги:Крюково, жуков, Льяловское шоссе, Доватор, Каменка



Читайте также

Комментарии (0)
avatar