Главная › Каталог статей › Великая Отечественная
Великая Отечественная
Бои за Крюково (ч.7)
06.07.2017 209 0.0 0

ДОВАТОРЦЫ ВЫХОДЯТ ИЗ ОКРУЖЕНИЯ НА РУБЕЖ

Александровка – Алабушево (29.11-1.12.1941 г.)


Ставка Верховного Главнокомандования, взяв за основу предложенный накануне, 29 и 30 ноября, план контрнаступательной операции, предложенный командующим Западным фронтом Г.К. Жуковым, 1 декабря 1941 г. определила взаимодействие соседних фронтов с Западным фронтом и переподчинила Г.К. Жукову сформированную в районе Дмитрова 1-ю Ударную армию.

А наши части между тем отступали под постоянной угрозой окружения. Вспомним, что 29 ноября 1941 г. немцы захватили Алабушево, а 30 ноября – Матушкино; еще раньше, 27 ноября, ими было захвачено Льялово – вот-вот должно было сомкнуться кольцо окружения вокруг 7-й гв.сд и кавалерийского корпуса Доватора, прикрывавшего отход 8-й гв.сд на рубеже Дурыкино – 4 км западнее Алабушево. Но…

Обеспечив отход 8 гв.сд и получив после этого приказ Рокоссовского на отход, Доватор (далее пересказываю из книги: С.Н. Севрюков. Так это было… Записки кавалериста. М., Воениздат, 1957, сс.97-98 ):

«…Во второй половине дня 29 ноября принял решение начать вывод дивизий из боя, чтобы снова перейти к обороне вне кольца вражеского окружения. Штабным офицерам, которые поехали в дивизии передавать боевой приказ и контролировать его выполнение, Доватор сказал:

— Передайте командирам и комиссарам частей, и пусть это знает каждый солдат: противник проскочил южнее нашего расположения, оказался у нас почти в тылу; мы нанесем удар на восток, разорвем вражеское кольцо и снова перейдем к обороне фронтом на запад. Не оставлять противнику не только ни одного орудия или пулемета, но даже ни одного колеса от повозки. Категорически требую: вывезти в тыл всех раненых, а также тела погибших в бою для предания их земле с воинскими почестями. Командирам, коммунистам, комсомольцам быть первыми при прорыве, последними при отходе!..

С 17.00 29 ноября командный пункт Доватора переместился в деревню Назарьево.
Основная тяжесть прорыва выпала на части 20-й кавалерийской дивизии, оборонявшейся на левом фланге корпуса.

Утром 30 ноября вражеская пехота и танки возобновили атаки вдоль Ленинградского шоссе. В тыл дивизии <в районе Чашниково–Алабушево – И.Б.> прорвались два пехотных полка с танками... Бомбардировщики непрерывно бомбили лес, по которому отходили наши части. Вековые деревья, поваленные взрывной волной, мешали движению.

В полдень <30 ноября 1941 г. – И.Б.> 124-й кавалерийский полк (командир – майор Василий Прозоров) 20-й кд, подойдя к линии Октябрьской железной дороги, был встречен огнем прорвавшихся вперед вражеских танков и лыжников-автоматчиков. Полк развернулся и с хода устремился в направлении Чашниково <точнее, в район Александровки – И.Б.>, где снова занял оборону…

Эскадроны 22-го кавалерийского полка (командир – майор Михаил Федорович Сапунов) 20-й кд при поддержке огня 14-го конноартиллерийского дивизиона (командир артдивизиона – майор Петр Зелепухин), расположившегося на опушке леса, перешли в атаку на Алабушево, выбили гитлеровцев из села, но тут же были атакованы во фланг двумя батальонами пехоты с 46 танками. Вражеские батареи произвели огневой налет на село. Одним из первых снарядов был тяжело ранен командир дивизии полковник Ставенков. Командование дивизией принял подполковник Тавлиев.

Эскадроны отошли на километр и окопались на опушке леса, сомкнув фланг с подразделениями 124-го кавалерийского полка.
Противник еще несколько раз поднимался в атаку, пытаясь сбить конницу с ее оборонительного рубежа, но все безрезультатно».
Прерву воспоминания С.Н.Севрюкова…

Описание прорыва 20 кд вражеского окружения позволяет уточнить боевые действия Панфиловской дивизии при обороне Алабушева и Александровки.

Оказывается, что 22-й кавалерийский полк 20-й кд принимал существенное участие в бое за Алабушево 30 ноября 1941 г., а не ограничился 15 всадниками, как сообщается в ранее упомянутом боевом донесении 1077 сп (цитирую: «1077 сп 8-й гв.сд в 11 часов 30 минут 30 ноября, совместно с кавалеристами 20-й кд (всего 15 всадников), без поддержки артиллерии и танков, повел наступление на Алабушево…»). В бою участвовал весь 22 кп, который к тому же поддерживался собственной артиллерией (14-й конноартиллерийский дивизион). А 15 всадников (по количеству – это примерно кавалерийский взвод), были, видимо, выделены командиром 20 кд для поддержки 1077 сп.

А вот танки при контратаке на Алабушево действительно отсутствовали, хотя их и направил для усиления 1077 сп командир 8 гв.сд. Он запросил Доватора, думая, что тот перехватил танки по пути (такой случай был с Доватором неделю назад, при обороне у берегов Истры).
Но Доватор в своей записке командиру 8 гв.сд Ревякину этот факт опроверг:
«Командиру 8 гвард. сд.

Дорогой мой, я лично танки в районе Савелки не задерживал, возможно, это сделали 7 гв.сд, которой я передал для обороны рубеж Бол. Ржавки, Савелки, или командир 3 гв. кд <до переименования 26.11.41 – 50 кд>. Если это сделали мои, то я немедленно эти танки направлю командиру 1077 сп, но я уверен, что это дело не моих людей. Одним словом, выясню и приму меры. С приветом Доватор. 1.12.41».

Как позже выяснилось, танки оказались задержаны командованием 7 гв.сд и использованы по своему усмотрению» (записку Доватора цитирую по: «Труды ГЗИКМ, вып. 1. Зеленоград, 1995, сс.148-149» ).

Возвращаюсь к книге С.Н. Севрюкова…

«103-й кавалерийский полк (командир – майор Дмитрий Ефремович Калинович, комиссар – майор Владимир Макарович Чуренков) прикрывал прорыв главных сил 20 кд. Спешенные эскадроны развернулись по железной дороге и шоссе и отбили несколько атак пехоты. Потерпев неудачу, противник начал обходить наши боевые порядки лесом. Завязались жестокие схватки; в бой втянулся резервный эскадрон, а за ним и специальные подразделения: химики, саперы, зенитчики.

Три танка с десантом автоматчиков обошли левый фланг полка и устремились к штабу. Здесь находилось Почетное Революционное Красное Знамя Центрального Исполнительного Комитета РСФСР, которым полк был награжден за взятие в 1921 году крепости Гиссар и разгром банд эмира бухарского Сейд-Алим-хана. Рядом стояло Боевое Знамя с орденом Красной Звезды от Всебухарского Центрального Исполнительного Комитета за разгром в 1922 году басмаческих банд Энвера-паши и Ибрагим-бека.

Штаб полка охраняли одиннадцать солдат комендантского взвода с двумя ручными пулеметами и противотанковым ружьем. Они вступили в бой. Старший сержант Лукаш связкой ручных гранат подбил головной танк, второй танк подожгли бронебойщики, а третий застрял в сугробе и вел пулеметный огонь.

Неравный бой продолжался больше получаса. Все защитники полковых Знамен, кроме одного — раненого младшего сержанта Степана Онуприенко, были убиты. Онуприенко, напрягая последние силы, вставил в автомат диск и в упор полоснул по наседавшим гитлеровцам. Оставляя на снегу убитых и раненых, враги отползли за деревья.

Почти теряя сознание, младший сержант Онуприенко поднялся, швырнул гранату и, пораженный третьей пулей, упал, прикрыв своим телом запорошенные снегом зачехленные Знамена.

Подоспевшие на выстрелы кавалеристы отбросили гитлеровцев и бережно подняли застывающее тело героя и две полковые святыни — Знамена, защищая которые отдал свою жизнь Степан Онуприенко. Близ штаба полка стояли три подбитых вражеских танка, валялось до сорока трупов гитлеровцев.

С наступлением темноты противник прекратил атаки. Подразделения 103-го кавалерийского полка присоединились к своей дивизии, снова занявшей оборону на Ленинградском шоссе, в селе Большие Ржавки».

1 декабря 1941 г. Доватор по приказу командарма-16 Рокоссовского отвел свой корпус в резерв, передав фронт обороны 7-й гв.сд полковника Грязнова.

Корпус Доватора с приданной корпусу 20-й кавдивизией расположился в районе Савелки – Назарьево – Елино, а с 3 декабря – в районе Малино – Кутузово – Рузино – Брехово - Лигачево.

Приказом Верховного Главнокомандования №342 от 26.11.1941 года 3 кавкорпусу присваивалось гвардейское звание:

«...За проявленную отвагу в боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество и героизм личного состава Ставкой Верховного Главнокомандования преобразованы:
...3-й кавалерийский корпус — во 2-й гвардейский кавалерийский корпус (командир корпуса генерал-майор Доватор Лев Михайлович);
...50-я кавалерийская дивизия — в 3-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию (командир дивизии генерал-майор Плиев Исса Александрович);
...53-я кавалерийская дивизия — в 4-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию (командир дивизии комбриг Мельник Кондрат Семенович);
...Указанным корпусам и дивизиям вручаются гвардейские знамена».

Бой 159 сп у Льяловского шоссе (утро 1 декабря 1941 г.)

Правее кавалерийского корпуса Доватора отступала 7-я гвардейская стрелковая дивизия полковника А.С. Грязнова, отступала тоже под угрозой окружения.

Как уже сообщалось ранее, на левом фланге 7 гв.сд, у Ленинградского шоссе, держал оборону 159 сп; бойцы-минёры ОМСБОН после отхода взрывали фугасы на Ленинградском шоссе. Отход 159 сп поддерживала батарея 219-го артполка.

Вспоминает Г. Зубов («Книга памяти Солнечногорского района Московской области (вторая книга). Солнечногорск, 1997 г., с.100»):

«Мне, как командиру 4-й батареи 2-го дивизиона 219-го гаубичного артполка 7 гв.сд, пришлось участвовать в боях на солнечногорской земле с 26 ноября по 12 декабря 1941 года.

26-го я корректировал огонь своей батареи в районе Есипово на Ленинградском шоссе, поддерживал 159-й стрелковый полк 7 гв.сд, 27-29 ноября у деревни Ложки и 30 ноября у деревни Дурыкино.

1-2 декабря шли бои у Ржавок.

(на фото: Начальник штаба 16А генерал-майор М.С. Малинин, член Военного совета 16А дивизионный комиссар А.А. Лобачёв, начальник политотдела 16А полковой комиссар А.И. Масленов. 13 ноября 1941 г., д. Устиново (у Волоколамского шоссе))

3 декабря командующий 16-й армией К.К. Рокоссовский временно передал в оперативное подчинение командиру 8-й гв.сд 159-й стрелковый полк со вторым дивизионом 219-го гаубичного артполка.

Мы 4 и 5 декабря штурмовали со стороны Крюковской МТС Крюковский вокзал, который был взят нами к исходу дня 7 декабря.

За бои под Крюковом я был награждён орденом Красной Звезды, повышен в воинском звании и получил впоследствии медаль «За оборону Москвы».

Оказывается, кроме 159 сп, в освобождении Крюково участвовал и 219-й гаубичный артиллерийский полк.

Стрелковые полки 7 гв.сд из окружения пробились ночью с 30 ноября на 1 декабря. Первым из вражеского кольца прорвался в районе завода «Красный Октябрь» (у пруда Водокачка, посредине между Крюково и Матушкино) 159 сп подполковника Е.Н. Стадуха.

Фельдмаршал фон Бок, намереваясь сделать Крюково центром плацдарма накопления сил для последующего броска на Москву, отдал приказ взять Крюково.

Немецкий план овладения посёлком и станцией Крюково предусматривал: ударами с флангов окружить в районе Крюково подразделения 8 гв.сд.

Один фланговый удар намечался из Баранцево через Каменку, другой — со стороны Матушкино. Разведка противника вообще не обнаружила в районе между Матушкино и совхозом «Красный Октябрь» регулярных частей. На штабной карте командующего 4-й танковой группой генерала Эриха Гёпнера две красные стрелы – от Баранцево и от Матушкино – сходились в 1 км восточнее Крюково.

Удар от Баранцево на Крюково через Каменку принёс противнику частичный успех: им удалось захватить Каменку и создать фланговую угрозу 8-й гв.сд <подробно см. в главе «Бой за Каменку (30 ноября – 1 декабря 1941 г.)»>.

Одновременно второй сильный удар противник нанёс со стороны Матушкино вдоль Льяловского шоссе южнее пруда Водокачка, где оборону держал 159сп 7гв.сд. Здесь бой начался 1 декабря утром.

Противник не рассчитывал здесь на упорное сопротивление наших частей. Ошибка ночной разведки дорого обошлась врагу. Командир 159 сп подполковник Ефим Никифорович Стадух сумел сразу после выхода из окружения за несколько ночных часов построить оборону, поставив на танкоопасных направлениях бойцов с противотанковыми ружьями и организовав артиллерийскими средствами засаду.

Учитывая, что 159 сп располагался в обороне по северо-западной окраине деревни Савелки, можно предположить, что танкоопасными для полка направлениями были:
а) просёлочная дорога от Льяловского шоссе к Савелкам вдоль левого берега реки Сходня и б) аэродромное поле, простиравшееся от Льяловского шоссе на юг к Савелкам. Именно здесь и должен был происходить нижеописанный бой.

Журнал боевых действий артиллерии 7гв.сд от 1 декабря 1941 г. сообщает:

«В этот день была отражена атака танков. Около 7 танков было уничтожено и, по непроверенным данным, 2 танка (подбитых) перетянуты в расположение 159сп».

В политдонесении 7гв.сд этот же бой описан с уточнениями и дополнениями:

«В 10.00 1.12.41 авиация противника бомбила расположение штаба 159гв.сп… В 11.00 танки противника атаковали передний край нашей обороны, но атака была отбита 159гв.сп средствами ружей ПТО и артиллерии. В результате боя было уничтожено 12 танков противника (тяжёлых и средних), из которых 2 танка перетянуты в расположение 159гв.сп».

12 уничтоженных танков в районе восточнее совхоза «Красный Октябрь»! Вот это бой так бой!

159сп оказался территориально оторванным от остальных частей 7гв.сд. Поэтому, когда 2 декабря 1941 года прибывшая 354сд сменила 7гв.сд на участке обороны и 7гв.сд переместилась на несколько километров правее, то оказалось, что нецелесообразно перемещать удалённо расположенный 159сп, тем более под огневым воздействием противника. Приказом командарма-16 К.К. Рокоссовского с 3 декабря 1941 г. 159сп был временно подчинён 8гв.сд и активно участвовал в боях за Крюково, заняв место на правом фланге дивизионной линии обороны.

Соседом 159-го сп слева был 1075 сп Панфиловской дивизии. Граница между этими полками проходила через посёлок Красный Октябрь <у пруда Водокачка, ныне – Школьное озеро – И.Б.> и далее – по реке Сходня – до юго-западной окраины Савелок.

Линия обороны 1075 сп 1-го и 2-го декабря (до 12.00) 1941 г. была следующей: посёлок Красный Октябрь – здания кирпичного завода, что 600 метров восточнее Александровки – северо-западная окраина Крюково.

Вот что сообщается о действиях 1075 сп в политдонесении политотдела 8 гв.сд (деревня Саврасово) начальнику политотдела 16-й армии полковому комиссару А.И. Масленову:

«Части дивизии упорно сдерживают яростный натиск превосходящих сил противника. В район фабрики Кр. Октябрь 1.12.41 г. прибыл батальон 1075 сп и приступил к занятию обороны. В это время к батальону проскочил танк с группой автоматчиков <скорее всего, это танк-одиночка, уцелевший после боя 159 сп – И.Б.>. Батальон был обстрелян с фронта и флангов. Враг не выдержал стремительного удара гвардейцев и бросился наутёк.

Сержант Бройдо (старшина 1075 сп) доставлял на передовую позицию горячую пищу. По дороге он подвергся сильному пулемётному огню противника. Впереди горел мост <это мост через реку Сходню на Льяловском шоссе – И.Б.>. Тов. Бройдо не растерялся, на галопе проскочил сквозь шквал пулемётного огня через горящий мост и доставил пищу на передовые позиции».

1077 сп во втором эшелоне оборонял рубеж: стык дороги Савелки-Крюково, Савелки-Малино. Попытка противника повести наступление в районе северного кирпичного завода была остановлена огнём 1077 сп.


Жуков: «Крюково – последний пункт отхода!»

К 2 декабря 1941 г., после захвата немцами Каменки, линия обороны 8 гв.сд была следующей:

1075 сп занимал линию обороны у рабочего посёлка Красный Октябрь и у пруда Водокачка, левее – до железной дороги (между станцией Крюково и Александровкой) и северного кирпичного завода – оборону держал 54-й кавалерийский полк 44-й кд.

1073 сп совместно с 51-м кавалерийским полком 44-й кд расположились дугообразно, обороняя с запада и юго-запада Крюково и Скрипицыно. После сдачи Каменки 1-й батальон 1073-го сп занял оборону по линии – Скрипицыно – речка Крюковка (между деревнями Каменка и Кутузово).

1077 сп располагался во втором эшелоне обороны 8 гв.сд, контролируя просёлочные дороги Крюково – Савелки и Малино – Савелки, 45-й кавалерийский полк 44-й кд был резервом командира 8 гв.сд.

2-й гвардейский кавалерийский корпус Доватора с 20 кд был выведен в резерв 16-й армии и расположился в районе Елино – Назарьево – Джунковка; свой участок обороны Доватор передал в ночь с 1 на 2 декабря 1941 г. 7-й гв.сд. В дальнейшем корпус Доватора участия в боевых действиях у Крюково не принимал.

Соседом 8 гв.сд справа была сначала 7 гв.сд, а затем, с 3 декабря 1941 г. – 354 сд. Линия разграничения между 8 гв.сд и 354 сд была следующей: юго-западная окраина Савелок – посёлок Красный Октябрь. Соседом 8 гв.сд слева была 18 сд. 1-я гвардейская танковая бригада поддерживала как 18-ю сд, так и 8-ю гв.сд.

2 декабря противник яростно атаковал позиции 8 гв.сд, пытаясь захватить Крюково.
Далее цитирую из статьи В.М. Мельникова в сб.: «Там, где погиб неизвестный солдат». Сб. трудов ГЗИКМ, вып. 6, М., Зеленоград, 2005 г., сс. 149-150:

«Противник, введя в бой с утра 2 декабря свежие резервы, перешёл в наступление на Крюково большими силами. Первая атака врага была отбита с большими для него потерями, однако, перегруппировавшись, противник силой до батальона пехоты при поддержке 8 танков нанёс сильный удар в стык 1073-го и 1075-го стрелковых полков.

В 13 часов 15 минут группа в количестве 18-20 самолётов нанесла бомбовый удар по позициям 1075 сп. Под натиском пехотных подразделений противника 1075 сп начал отходить, особенно большие потери понёс 3-й батальон полка, потерявший до 50% личного состава.

Из боевого донесения штаба 8 гв.сд:

«1. Пехота противника при поддержке миномётов и авиации развивает активное наступление на северо-западную окраину Крюково.
Из Александровки действует 12 и из Андреевки 18 танков.
8 штук из них подошли к жел. дороге севернее Крюково.
2. 54кп и его сосед справа батальон 1075 сп удерживают рубеж.
3. Командир дивизии решил: 51 кав. полк подготовить к контратаке в направлении Кирп<ичного завода>, что сев. Крюково. Один эскадрон 45 кп выдвинется в Кутузово для парирования ударов с направления Каменка, 45 км, Фирсановка.
КП КД <командный пункт командира дивизии> прежнее место.
4. Прошу поддержать 54 кп и батальон 1075 сп огнём артиллерии».

В Центральном Архиве Министерства Обороны сохранились листочки из школьной тетради, на которых шла переписка между командирами соединений в тяжёлые минуты боя со словами помощи и поддержки.

«Тов. КУТУКОВУ <генерал-майору Катукову, командиру 1 гв.тбр>. Прошу срочно своим резервом поддержать 1075 сп. Противник сильно его теснит по направлению АНДРЕЕВКИ. Генерал-майор РЕВЯКИН».

Вскоре последовал ответ:

«Генерал-майору РЕВЯКИНУ. Три танка из КУТУЗОВО выдвигаю в рощу вост. МАЛИНО для отражения танков с КРЮКОВО. Противник начал наступление на мой левый фланг в районе ЛАДУШКИНО, весь свой резерв обратил туда. Генерал-майор КАТУКОВ. 2.12.41 13.50».
Фактически Катуков отказывает Ревякину в помощи, у него свои проблемы на фронте обороны соседней, 18 сд полковника Чернышева (Баранцево-Ладушкино-Брехово) и на стыке с 8 гв.сд (Малино-Кутузово).

После вынужденного отхода 1075 сп отступил и 3-й стрелковый батальон 1073 сп, оборонявший Крюково. 1073 сп и немногочисленные кавалерийские подразделения 51-го кавалерийского полка (44-й кавалерийской дивизии) под ударом превосходящих сил противника вынуждены были оставить Крюково.

Из боевого донесения командира 1073 сп:

«1. Пр-к, продолжая развивать наступление, к исходу 2.12.41 овладел КРЮКОВО.
2. Сосед справа 1075сп. Сосед слева 3-й батальон 32сп…
4. Первая атака была отбита, к 14.00 противник вторично атаковал соседа справа <1075 сп>, открыв правый фланг 3-го стрелкового батальона, что дало возможность противнику обойти справа и окружить 2-й и 3-й батальоны .

В 14.30 – 8 танков и автоматчики противника повели наступление на правый фланг и с фронта…
К 17.00 подразделения полка оставили КРЮКОВО и заняли оборону в районе КИРПИЧНЫЙ ЗАВОД <между ж/д станциями Крюково и Малино>…
7. КП — ДАЧИ, севернее МАЛИНО».

Таким образом, в 17 часов 2 декабря 1941 года противник полностью захватил посёлок и станцию Крюково. Разведка немцев обнаружила перемещение штаба 1073-го стрелкового полка, и в 17 часов 30 минут небольшая группа немецких солдат, пробравшись по лесу, предприняла попытку овладеть командным пунктом этого полка, находившимся в районе дач севернее Малино, однако бойцы штабных подразделений в ходе короткого боя отразили нападение, уничтожив немецкую группу захвата».

О том, что подразделения 1073 сп сп в боях за Крюково три раза попадали в окружение, уже позже, 10 июля 1942 г., сообщает командир 1073-го сп майор Баурджан Момыш-улы в своём представлении на присвоение полку наименования «Талгарский полк» (Талгар - станица в 20 км от Алма-Аты, где был сформирован 1073-й стрелковый полк):

«В селе Крюково полк получает коммунистическое пополнение, ведёт непрерывно 6 суток кровопролитные бои, трижды роты окружаются врагом в каменных зданиях, не раз танковый десант бросается против врага...».

Эти три окружения противником 2-го и 3-го батальонов 1073-го сп документально датируются 2-м, 3-м и 5-м декабря 1941 г., соответственно. Первое окружение – 2-го декабря 1941 г. – отмечается в вышеприведённом боевом донесении командира 1073 сп, о других двух тяжёлых для 1073 сп окружениях будет сказано далее.

К 3 декабря 1941 г., после захвата немцами Каменки, Александровки и Крюково, линия обороны 8 гв.сд стабилизировалась и до 8-го декабря 1941 г. (начала нашего наступления) была (с несущественными колебаниями) следующей:

159 сп 7-й гв.сд, приданный с 3 декабря 1941 г. 8-й гв.сд, занимал оборону на правом фланге 8-й гв.сд от юго-западной окраины деревни Савелки (исключительно) до опушки леса в 200 метрах восточнее Крюковской МТС; линия разграничения с 354 сд проходила по реке Сходня (от Савелок примерно до моста через реку Сходня на Льяловском шоссе) .
1075 сп занимал сначала место 159 сп, а затем передвинулся левее, на линию Крюковская МТС – мост через ж/д у южного кирпичного завода.

1073 сп с 51 кп 44-й кд держали оборону от одного из кирпичных заводов юго-восточнее станции Крюково и далее по линии между деревнями Каменка и Кутузово– по речки Крюковка, скорее, похожей на овраг.

1077 сп и 45 кп располагались во втором эшелоне обороны 8 гв.сд, впрочем, довольно условно, постоянно участвуя в контратаках на окраины Крюково.

Соседом 8-й гв.сд слева была 18 сд полковника Чернышева, которая 2 декабря 1941 г. вела ожесточённый бой за Баранцево; линия разграничения между 8 гв.сд и 18 сд проходила по речке Горетовка. 1 гв.тбр Катукова поддерживала обе эти стрелковые дивизии.
После оставления нашими частями Крюково Военный совет Западного фронта отдал специальный приказ, в котором отмечалось: «Крюково - последний пункт отхода, и дальше отступать нельзя. Отступать больше некуда. Любыми, самыми крайними мерами немедленно добиться перелома, прекратить отход. Каждый дальнейший ваш шаг назад - это срыв обороны Москвы. Всему командному составу снизу доверху быть в подразделениях, на поле боя...».

2 декабря 1941 г. средняя температура воздуха была – минус 13,4 градусов, минимальная – минус 17,0 градусов. Только теперь начались сильные морозы…


Теги:Алабушево, Крюково, жуков, Доваторцы, Льяловское шоссе, Александровка



Читайте также

Комментарии (0)
avatar