Главная › Каталог статей › Великая Отечественная
Великая Отечественная
Два полководца
24.05.2017 112 0.0 0


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - БОЛЬШАЯ И МАЖОРНАЯ

В декабре 2014 г. исполнилось 118 лет со дня рождения двух великих российских полководцев — Георгия Константиновича Жукова и Константина Константиновича Рокоссовского. Г.К. Жуков родился 1 декабря 1896 г., К.К. Рокоссовский - 21 декабря 1896 г.

Хотя Жуков происхождением из крестьян, а Рокоссовский - из потомственных военных польского происхождения, но удивительным образом их жизненные пути схожи, а порой и перекрещиваются.

Оба - участники Первой мировой войны (тогда она называлась Отечественной), оба перешли на сторону советской власти в 1917 г. Оба почти одновременно окончили курсы высшего начсостава: Рокоссовский - в 1929 г., Жуков - в 1930-м. Да и родились они в одном и том же году и в одном и том же месяце.

После окончания курсов оба получили назначение в Белорусский военный округ: К. Рокоссовский - командиром 7-й Самарской кавалерийской дивизии имени Английского пролетариата, Г. Жуков - командиром 2-й кавалерийской бригады этой дивизии. Заметим, что Жуков - в подчинении у Рокоссовского.


Приведем характеристику, которую 8 ноября 1930 г. дал Г. Жукову его непосредственный начальник К. Рокоссовский:

«Аттестация командира 2-й кавалерийской бригады 7-й Самарской кавдивизии Жукова ПК.
Сильной воли. Решительный. Обладает богатой инициативой и умело применяет ее на деле. Дисциплинирован. Требователен и в своих требованиях настойчив. По характеру немного суховат и недостаточно чуток. Обладает значительной долей упрямства. Болезненно самолюбив. В военном отношении подготовлен хорошо. Имеет большой практический командный опыт. Военное дело любит и постоянно совершенствует. Заметно наличие способностей к дальнейшему росту. Авторитетен... Может быть использован с пользой для дела по должности помкомдива или командира мехсоединения... На штабную и преподавательскую работу назначен быть не может - органически ее ненавидит».


Как видим, характеристика лаконичная и точная: именно таким был Жуков и таким он оставался всю жизнь.

Настал жестокий 1937 г. Арестовывают Рокоссовского, пытаются арестовать и Жукова, но он решительной телеграммой убедительно опровергает все обвинения.

Через два года, в начале 1940-го, Рокоссовского освобождают из ленинградской тюрьмы «Кресты». Он получает назначение в Киевский военный округ, которым командует Жуков.
Великая Отечественная война... Противник рвется к Москве. Западным фронтом, обороняющим подступы к Москве, командует генерал армии Г.К. Жуков, а на самом трудном - Волоколамском - направлении оборону держит 16-я армия генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского.

20 ноября 1941 г. 16-я армия - у берегов реки Истры и Истринского водохранилища... Рокоссовский принимает решение отойти за Истру и, пользуясь естественной преградой (река!), организовать оборону.

Из его воспоминаний:


«Само водохранилище, река Истра и прилегающая местность представляли прекрасный рубеж, заняв который заблаговременно можно было, по моему мнению, организовать прочную оборону, притом небольшими силами...

Всесторонне все продумав и тщательно обсудив со своими помощниками, я доложил наш замысел командующему фронтом Г. К. Жукову и просил его отвести войска на истринский рубеж...

Командующий фронтом (Г.К. Жуков) не принял во внимание моей просьбы и приказал стоять насмерть, не отходя ни на шаг.


...Я считал вопрос об отходе на истринский рубеж чрезвычайно важным. Мой долг командира и коммуниста не позволил безропотно согласиться с решением командующего фронтом, и я обратился к начальнику Генерального штаба маршалу Б.М. Шапошникову. Спустя несколько часов получили ответ. В нем было сказано, что предложение наше правильное и что он как начальник Генштаба его санкционирует.

Настроение у нас повысилось. Теперь, думали мы, на истринском рубеже немцы поломают себе зубы. Их основная сила - танки - упрется в непреодолимую преграду... Радость, однако, была недолгой. Не успели еще все наши войска получить распоряжение об отходе, как последовала короткая, но грозная телеграмма от Жукова:

«Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков».

...Отход за Истринское водохранилище противоречил планам обороны, разработанным в штабе Западного фронта. Железными аргументами Жукову удалось убедить в правильности своего плана Генштаб и, видимо, лично Сталина.

...И 16-я армия Рокоссовского еще пять (!) дней мужественно удерживала западные линии Истринского водохранилища. Лишь с темного еще утра 25 ноября 1941 г. по приказу Жукова части стали отходить на восточный берег Истры.

Такой вот конфликт... Кто здесь прав?

По прошествии 65 лет можно сказать, что прав был Жуков: главные силы германской армии обходили плацдарм 16-й армии Рокоссовского с севера, захватывая Клин и Солнечногорск, так что оборона по реке Истре хотя и оставалась важной, но не была первостепенной. Однако на уровне командующего армией всех сложностей могло быть и не видно.

Для оценки приведу еще один факт...

20 ноября 1941 г., на второй день прорыва немцев в направлении Клина, Жукову позвонил Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин и спросил:

- Вы уверены, что мы удержим Москву? Я спрашиваю вас об этом с болью в душе. Говорите честно, как коммунист.
- Москву, безусловно, удержим. Но нужно еще не менее двух армий и хотя бы двести танков.
- Это неплохо, что у вас такая уверенность. Позвоните в Генштаб и договоритесь, куда сосредоточить две резервные армии, которые вы просите. Они будут готовы в конце ноября. Но танков пока мы дать не сможем.


Конечно, Жуков знал, что в близком тылу Подмосковья формируются резервные армии. Из этого резерва две армии располагались: 1 -я Ударная армия (командующий генерал-лейтенант Василий Кузнецов) - за каналом в районе Дмитрова, 20-я армия (командующий генерал-лейтенант Андрей Власов) - несколько южнее, тоже за каналом. Жукову было важно, чтобы эти армии были закреплены именно за его Западным фронтом, чтобы он мог ими полностью распоряжаться.

Были приняты все меры секретности, дезинформации и маскировки, чтобы сохранить в тайне процесс и место накопления этих стратегических резервов. При всей ограниченности наших военных ресурсов эти армии не должны были ни при каких условиях идти на пополнение сражающихся частей.

Желая показать Рокоссовскому всю сложность положения на клинско-солнечногорском направлении, Жуков 21 ноября по телеграфу приказал Рокоссовскому:

«Клин и Солнечногорск - главное. Рокоссовскому лично выехать в Солнечногорск, Лобачеву (начальнику штаба 16-й армии) - в Клин. Обеспечьте оборону этих городов».

Этой деликатной фразой (такая дипломатичность абсолютно не свойственна Жукову!) Жуков хотел конкретно указать Рокоссовскому, где главная проблема обороны Москвы.

Спустя час машина ЗИС-101 командарма-16 с охраной в сумерках выехала в Солнечногорск. И там - в Клину, Солнечногорске, Пешках - закрутилось такое!..

Рокоссовскому удалось организовать гибкую оборону, но ему со штабом пришлось пробираться к своим окольной дорогой. После этого штаб 16-й армии был 24 ноября вечером переведен в Льялово, а оттуда - в ночь с 26 на 27 ноября - в Крюково (где он пребывал до 29 ноября).
Жуков и Рокоссовский сойдутся на параде в честь Победы 24 июня 1945 г. Командовать парадом будет маршал Рокоссовский, принимать парад будет маршал Жуков.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ - МАЛАЯ И МИНОРНАЯ

Рокоссовский очень ревниво относился к Жукову, особенно во время битвы под Берлином. Уже после Победы, когда Рокоссовский осмелился спросить у Сталина, почему ему не доверили штурмовать Берлин, тот просто ответил: «Это политический вопрос». Резюмирую: Жукова Сталин уважал, Рокоссовского - любил.

После войны Жуков попал в опалу - «не называй Верховного главнокомандующего «штафиркой», не считай его неспособным к управлению армиями». Подслушивающие аппараты уже тогда работали...

Но на бериевскую расправу Сталин Жукова не отдал, сказав: «За время войны я его больше изучил, чем себя; он на предательство не способен».

В итоге - перевод на должность командующего Одесским военным округом, а позже - Уральским военным округом, т.е. еще дальше в глубинку. А что еще делать военному гению в мирное время?

«Что делать» - нашел Хрущев, когда 26 июня 1953 г. поручил Жукову возглавить команду по аресту Берии. Операция ареста была проведена филигранно.

Рокоссовскому тоже нашлось применение: он в конце 1949 г. был назначен министром обороны Польши, где и пребывал до печальных осенних дней 1956 г.

Жуков к этому времени (в 1955 г.) был назначен министром обороны; осенью 1957 г. Хрущев его снял с этой должности, причем с категорическим увольнением в отставку.

После этого полемика Жукова с Рокоссовским шла уже только в плане публикации мемуаров. Рокоссовский опубликовал в 1968 г. книгу воспоминаний «Солдатский долг», где защищал свою версию боев у Истринского водохранилища.

Замечу, что эти критические замечания Рокоссовского были высказаны в широкой публикации, а Жуков ответить ему никак не мог из-за опалы и цензуры. Так точка зрения Рокоссовского на боевые события у реки Истры в конце ноября 1941 г. (точка зрения чрезвычайно, надо сказать, пристрастная) приобрела господствующее значение.

Рокоссовский умер в 1968 г. А вскоре Жукову разрешили опубликовать свои военные мемуары. Мог ли он, памятуя о своем боевом соратнике, обронить на покойного хоть каплю упрека? Конечно, нет.



Теги:жуков, Рокоссовский


Комментарии (0)
avatar