Главная › Каталог статей › Исторический очерк › Очерки
Очерки
Где ныне скачет Георгий Победоносец?
06.11.2017 18 0.0 0



Ещё в домонгольский период на Руси существовали эмблемы, которые могли превратиться в городские гербы. Известно, в частности, изображение льва как личного знака владимиро-суздальских и галицких князей, которое в последствии становится главной фигурой в гербах городов Владимира и Львова.

На одной стороне печатей Александра Невского изображён сошедший с коня и поражающий змия святой воин Фёодор Тирон (церковное имя отца невского героя — Ярослава Всеволодовича — Фёдор), с другой стороны — святой Александр на коне с мечом. Таким образом, два святых воина на печати как бы представляют имя и отчество князя. Эмблематика печати Александра Невского уже является прообразом будущего символа Москвы.

Монголо-татарское нашествие затормозило развитие эмблем и символов на Руси: русское городское население в XIV-XV веках не получило привилегированного положения. Усилившаяся центральная власть ликвидировала даже зачатки самоуправления городов. В этих условиях городские гербы как символы муниципальной автономии и свидетельства каких-то особых привилегий не могли получить распространения.

С завоеванием Русью независимости (победа на реке Угре в 1480 году) на государственной печати царя Всея Руси Ивана III утверждается воин с копьём, поражающий дракона — с лицевой стороны, двуглавый орёл — с оборотной стороны. С этого времени воин с копьём и двуглавый орёл — непременные атрибуты царских государственных печатей, а затем и государственного герба России. С Петра I начинается упорядочение городских гербов, приведшее в 80-ые годы XVIII века в период утверждения нового административно-территориального деления России к созданию многочисленных гербов губернских и уездных городов.

В XVII веке рассматриваемое нами изображение имелось на гербах ряда западноевропейских и карталинских царей. Во всех этих эмблемах всадник ассоциируется со святым Георгием Победоносцем.

В русской эмблематике вплоть до XVII века всадник с копьём, поражающий дракона, никогда не ассоциировался с Георгием Победоносцем. Связано это, по-видимому, со следующим обстоятельством. Первоначально, до XII века, на изображениях Георгий Победоносец не восседал на коне: он был пешим. Всадником он стал в ХII веке,когда начались крестовые походы и Георгий Победоносец стал символизировать царя борющегося с "неверными". А рыцарь, естесственно, должен быть конным, а не пешим. Древняя Русь, которая сама в течение XII—XV веков боролась против псов-рыцарей (вплоть до победы в битве при Грюнвальде в 1410 году), конечно же, не могла принять такую трактовку образа. Лишь с XVIII века, когда западная трактовка образа конного воина была забыта, всаднику на коне в русской эмблематике было присвоено имя Георгия Победоносца. И в гербовнике 1729 года, который был составлен под руководством генерала графа Миниха, всадник на коне, поражающий копьем дракона, впервые стад называться «Георгием».

20 декабря 1781 года утверждён герб Москвы: «Святый Георгий на коне против того ж, как в средине государственного герба: в красном поле, поражающий копиём чёрнаго змия».

Таким образом, древний герб Москвы отражает борьбу русского народа за независимость, историческую роль Москвы в этой борьбе и в создании Русского государства.

В 1924 году Президиум Моссовета утвердил новый герб. На гербе был изображён обелиск Свободы на фоне пятиконечной звезды, обрамленной сверху зубчатым колесом с надписью «РСФСР» и снизу — колосьями пшеницы; обрамление покоилось на наковальне. Общим контуром вместо щита было изображение свитка и ленты с загнутыми краями. Ныне эту эмблему можно увидеть на фасаде старого здания Верховного Суда СССР на улице Воровского, на решетке Каменного моста.

Обелиск Свободы, который был открыт 7 ноября 1918 года на Советской площади, не сохранился. Он был убран, а на его месте в 1947 году — в год 800-летия Москвы — был открыт памятник основателю столицы князю Дмитрию Долгорукому.

В 1964 году был объявлен конкурс на лучший московский герб. Конкурс оказался неудачным. Вновь интерес к московскому гербу пробудился в середине 1980-х годов: в редакции стали поступать письма, а затем в газетах появились и публикации о гербе Москвы. Как следствие, в 1987 году была создана координационная комиссия по созданию и пропаганде новых городских гербов при отделении истории Академии наук СССР.

Каким же быть гербу Москвы? Единого суждения нет и в самой комиссии по гербам.

Мнения наших специалистов разделились, — рассказывает председатель комиссш Ю.Поляков. — Одни считают что надо полностью оставить старинный московский герб другие предлагают внести в него разнообразные индустриальные символы отражающие значение современной столицы.

Ю.Поляков ближе ко второму мнению: «Придётся искать новое. Не будучи художником, я представляю столичный герб так: на старинном щите Москва старинная и Москва современная».

Ему возражает Д.Кондратьев («Московская правда», 3 декабря 1988 г.): «Но ведь так уже было. Шестерни, болты, заводские трубы затмили гербовые поля эскизных материалов. Простительно? Лишь во времена конструктивизма. У нас есть и печальные примеры официальных гербов современных городов — Новороссийска, Севастополя, Киева, в которых, кроме звезд городов-героев, якорей, заводских труб и каштана, ничего нет. Это не символы старинных городов, имеющих большое историческое прошлое. Древние символы — это мифы, несущие в себе глубоко нравственные непреходящие понятия — добро, справедливость, героизм, верность, честь».

Вот еще одно суждение члена-корреспондента Ю.Полякова: «...в нем (гербе) не могли не отразиться времена монархического и религиозного правления — «Святой Георгий Победоносец в красном поле поражает чернаго змия», и все это было размещено на груди царского двуглавого орла под тремя коронами».

А вот альтернативное мнение Д.Кондратьева:«...мы все почему-то стесняемся, что святой Георгий Победоносец — символ религиозный ( хотя изначально «ездец» был просто русским воином)... Но разве не используется мифология сегодня, скажем, в спорте, символизируя Олимпийские игры, в медицине, в современных произведениях искусства и литературы?».

В газете «Вечерняя Москва» от 9 сентября 1988 года был изображён старинный герб Москвы, правда, с одной интересной особенностью: всадник изображён на гербе движущимся в левую сторону, если смотреть как бы со стороны герба. Между тем правила геральдики требуют изображения движения только в правую сторону. Откуда безымянный автор рисунка взял образец?

Другой пример. В первой половине октября 1988 года в Варшаве проходили Дни Москвы. Символика Дней Москвы в Варшаве была представлена двумя рядом расположенными гербами: гербом Варшавы и ... «псевдогербом» Москвы — изображением Кремля на свитке (см., например, «Вечернюю Москву» от 15 октября 1988 г.). Стыдно, но, наверное, не всем. Кстати, русалка с мечом и щитом на гербе Варшавы смотрела в правильную сторону.

И все же главной причиной неправильного изображения герба Москвы является неграмотность журналистов, редакторов, художников.

Примеры:

1) на одном из вариантов этикетки минеральной воды «Московская» движение всадника на гербе изображено в левую сторону;

2) на очень популярном целлофановом пакете с гербом г.Москвы Георгий Победоносец также движется в левую сторону;

3) в одном из номеров «Огонька» на сатирическом рисунке движение святого Георгия на коне также «левостороннее», (что впрочем, можно объяснить и сатирическим характером рисунка).

Художники! ПРАВильно изображайте герб Москвы!

Моссовет! Восстанови ПРАВа древнего герба Москвы!

Зеленоградский Совет! Выступи инициатором и этой сПРАВедливости!

Пусть ПРАВДА ПОБЕДИТ ЛОЖЬ!


Изображение: Paolo Uccello - Saint George and the Dragon 


Теги:Герб, москва, георгий победоносец




Комментарии (0)
avatar