Главная › Каталог статей › Исторический очерк › Горетов стан
Горетов стан
Горетов стан (ч.3)
20.05.2017 439 0.0 0



Привилегии - привилегиями, но в своем завещании Иван III в 1505 году передает старшему сыну Василию вместе с великим княжением и множеством городов, волостей, сел также и город Воротынск.

В последующие 30 лет Иван Михайлович Воротынский - воевода, постоянный участник военных действий на юге против крымского хана и на западе - против Литвы.

- 1507 г. - летом пришла весть, что идет множество крымских татар по степи и надобно ждать их прихода на верхнюю Оку. Великий князь немедленно выслал полки (в одном из них воеводой И.М. Воротынский); Воротынские и другие московские воеводы не успели помешать татарам набрать большую добычу, но "...пошли за ними на поле в погоню и догнали их на Оке, многих татар избили, а иных живых поймали, а полон весь назад возвратили, и гоняли их до реки до Рыбницы месяца августа в 9 день”;

- 1512 - 1514 г.г. - Иван Воротынский участвует воеводой в Смоленской войне, когда Русь вернула в 1514 году захваченный Литвой более ста лет до этого Смоленск. 1 августа 1514 года в Смоленск на церемонию приведения к присяге жителей прибыл сам великий князь Василий III, и "того же августа в 7 день послал князь боярина своего и воеводу князя Михаила Даниловича Сченятева (Щенятева) да князя Ивана Михайловича Воротынского, и иных своих воевод, да князей и бояр смоленских со многими людьми ко Мстиславлю на князя Михаила Мстиславского”. Тот, не дожидаясь начала боевых действий, "...бил челом, чтобы государь князь великий пожаловал, взял его себе на службу и с вотчиною, да и крест воеводам на том целовал”...(Татищев В.Н.);

- 1517г., август - по совету польского короля ”...приидоша крымские татарове... 20000 рати; и пришед на великого князя украйны около града Тулы и бес пути начаша воевати. И великого князя воеводы Василий Семенович Адоевской, и князь Иван Михайлович Воротынской, и иные воеводы послаша наперед себя противу татар детей боярских не со многими людьми, Ивашку Тутыхина да Волконских князей, и велели им со всех сторон татарам мешати, дабы не воевали; а сами воеводы пошли за ними на татар. ...татарове же, послышав великого князя воевод, скоро возвратилися; а наперед их сокрышася по лесам пешие люди немногие украинные да им дороги засекоша и многих татар побиша; и наперед люди от воевод поспевше конные начали татар топтати и по бродам и по дорогам их побивати, а пешие люди украинские по лесам их бити. И божиим пособием многих татар пленили и побили, а иные многие татары по рекам истопоша, а иных живых поймали. Такова бо бяше тогда божиею помощию на татар победа, яко же слышахом от достоверных, паче же и от самих татар, которые приходили последи того ис Крыма, яко от 20000 мало их в крым явилося, но и те пеши, босы и наги” (Татищев В.Н.);

- 1519г. - Русское войско во главе с князем В.В.Шуйским (одним из первых воевод в нем - князь И.М.Воротынский) быстрым маршем захватил Борисов, Молодечно, Минск и окрестности Вильно; ”...возвратишася со всеми людьми и, дал Бог, вышли поздорову, а полону бесчисленное вывезли множество” (Татищев В.Н.);

- 1521г., июль - внезапное нападение крымского хана Мухаммед - Гирея на окресности Москвы. Свежее русское войско стоит в бездействии у Серпухова. Великий князь Василий III из Волоколамска "... послал к воеводам своим в Серпухов, к князю Дмитрию Бельскому и к князю Василию Шуйскому и ко князю Ивану Воротынскому, повелел им против царя (крымского хана) идти. Они же не пошли...”. Посол германского императора в России Сигизмунд Герберштейн в своих "Записках о Московских делах” возлагает вину на Дмитрия Бельского: "В 1521 году, когда царь Тавриды переправился через Оку и с большим войском напал на Москву, то для его обуздания и отражения послан был государем с войском молодой человек, князь Дмитрий Бельский; он пренебрег мудрыми советами Иоанна Воротынского и других и, завидев врага, обратился в позорное бегство”.

Василий III решил по другому: он обвинил И.М. Воротынского в том, что тот, оскорбленный Д.Бельским, не выступил ему на помощь. Воротынский подвергся опале и был освобожден только в феврале 1525 года, когда дал клятвенную грамоту, за ручательством духовенства, заслужить свою вину и не иметь никаких сношений с Литвою.

- 1531 г. , февраль - "февраля в 20 день, приходили крымские люди (крымские царевичи; сам хан, вроде бы, был ни при чем) на Одоевские места и на Тульские”. Предотвратить этот набег московским воеводам не удалось; "...хотя и послал великий князь в Козельск войско свое под предводительством Ивана Воротынского, но было уже поздно”. Татары успели "повоевать” тульские и одоевские "места”. Недовольный действиями соих воевод, " князь великий положил опалу свою на князя Воротынского, да на князя Ивана Овчину, да на Ивана Летецкого, велел их с Тулы дьяку Афанасию Курицыну привести к Москве”.

Эти боевые действия на верхней Оке были последними активными действиями, хотя и неудачными, князя И.М. Воротынского, ему было уже около 60 лет.

Хабар Симский - выдающийся военачальник Руси (1500 - 1520 года)

Хабар Симский из рода Добрынских - известное имя в русской истории. И все же выдающимся военачальником его ни один из историков не называет. Может быть, автор заголовка стремится возвысить древнюю знаменитость из соображений провинциального престижа? После прочтения раздела судите сами...

Иван Васильевич Добрынский-Симский-Хабар (в то время фамилии обазначались часто и таким образом - через фамилии и прозвища отцов и дедов) - сын Василия Федоровича Образца-Добрынского. Родился он примерно в 1465-1470г. Около 1490 года умер его отец.

Разветвленный род Добрынских в конце 1490-ых гг. принял участие в наследственной распре потенциальных наследников Ивана III - княжича Василия (сына Ивана III и будущего великого князя всея Руси Василия III) с Дмитрием-внуком (внуком Ивана III). В этой "пре” жестоко был казнен двоюродный брат Ивана Ваильевича Хабара-Симского - Владимир Гусев. Видимо, поэтому Добрынские не были тогда на первых ролях у великого князя.


Через несколько лет Иван III возвращает свое расположение своему сыну Василию, и в это время Добрынские снова появляются на общественно- политической арене. Иван Хабар- Симский назначается воеводой в Нижний Новгород.

Небольшое отступление... Что означает прозвище "хабар”? Согласно словарю Даля, "хабар” - счастье, удача, лафа, с явным оттенком "лотерейной”, или нечестной, удачи.

Но более глубокое рассмотрение показывает, что "хабар” означало в XVI веке не просто удачу, а удачу, связанную с умелостью, талантом, храбростью (сравни "удаль”; в старину она понималась также как свойство, требующее сметки, сообразительности). Таким и был Иван Васильевич Хабар-Симский - храбрый, решительный, сообразительный, и - конечно - удачливый.

Около 1500 г. он женился на Авдотье Владимировне Ховриной (младшей), сестре главного казначея Ивана III, Дмитрия Ховрина.

В 1505 году И.В. Хабар-Симский - воевода в Нижнем Новгороде. Именно здесь развернулась первая "битва” Ивана Хабара Симского.

Сначала прцитируем Татищева (т.6, стр. 99-100) :

"Того ж сентября 1505 г. безбожный оный хан казанский Махмет-Аминь, ведый, яко князь великий Иван Васильевич во изнеможении плоти своея (то есть узнав, что Иван III опасно болен), ... вскоре собрал вся бесурманская воинства, призвав из Нагай салтана с 20 000, устремися на Новгород Нижний, имея до 40 000, и пришед, отступи гради и начат крепце приступати. Воевода же во граде бысть тогда Хобарь Симский и мало име воинство, да и то люди плохие; а с Москвы и других городов по наряду притти не успеша, и бысть град той в велицей тузе (туже, немощи - И.Б.) и отчаянии крайнем. Быша же тогда во граде том литовские пленники, имянуемые жолнери, стрегоми в темницах, их же храбрый русский воевода князь данило Сченя (Даниил Щеня - И.Б.) на Ведроши плени ( в битве при Ведроши в 1500 г. - И.Б.), беша их более 500 и остася 300 (то есть за 5 лет умерло около 200 - И.Б.). Тии, видевше гибель града и себе, начаша воеводы просити, да даст им оружие, а они обесчахуся верне послужити. И воевода (Хабар Симский - И.Б.) утвердив я крестным целованием, обесча им всем свободу дати, даде им оружие. Они же вооружився, совокупяся с немосчными и страшливыми градскими вои, изъидоша против безбожных и многу рану им сотворивше, более 500 их в той день избиша, понеже татарове 20 дней стоя, не единою выласки не видя, не опасни бяху в станех своих.

Посем онии бесурмане наипаче на град ожесточишася, начаху приступати, а сии со града из пушек и оружий; тии такоже, изходя носчию и в день, многих избиваху и, пленясче, во град влачаху; поимаша же отметника веры христианския, иже прият веру их бесурманскую и бысть у хана в милости, того за ноги жива првязавше, за град со стены на бревне свесиша. Татарове же крепце нападаху, хотясче его урезати, но сами избиени была из пушек и его разстреляша стрелами своими. Салтан же нагайской, шурин Махмет-Аминя, приехал со иными князи соглядати града, како бы удобнее, приступя, взяти. Тогда литвин, видев их, устрои пушку на ня и уби салтана того со иными князя, и бысть печаль велика нечестивым, сметошася нагаи, и бысть им с казанцы междуусобие, едина других начаша убивати , их же едва хан и князи утолиша. И тако, стояв под градом 30 дней, многу скорбь нанесши, а своих более 5 000 погубивше, отъидоша октября 6 дня. А граждане благодариша Бога, и воевода писав к Москве к великому князю, всем жолнерам даде свободу, из них же мало кто иде во свою землю, но осташася под градом руским...”.


Как видим, для Хабара Симского сложилась тяжелая обстановка. 40 000 татар осадили Нижний Новгород, а из Москвы помощь не спешит: умирает великий князь Иван III, и московские воеводы колеблются, как-то решит новый великий князь? В этом отчаянном положении воевода Хабар прнимает нестандартное решение: выпустить из тюрьмы и вооружить 300 пленных литовцев, в основном воинов-профессионалов. Они были взяты в плен в битве при Ведроши в 1500году; за шесть лет тюремного заключения около 200 из них умерли от болезней и голода. Литовские воины, которым была обещана свобода, сражались отчаянно; можно сказать, что 300 человек оборонили город от 40 000 нападавших.

В 1514 году Василий III, готовя Смоленский поход (тогда Русь вернула себе Смоленск), поставил Ивана Васильевича Хабара воеводой на реке Угре с целью не допустить активной помощи со стороны крымских татар Литве и Польше. Задача была выполнена: крымскому хан Мухаммед-Гирею не удалось создать угроз на южных границах Русского государства.

В это время Хабар Симский уже имеет чин окольничего. Чин окольничего давал право заседать в Боярской Думе - высшем органе, через который великий князь управлял страной, - и был вторым по значению чином в Думе после чина боярина.

Звездный час Ивана Васильевича Хабара Симского в бедственный для Руси 1521 год. Внезапное нашествие крымского хана Мухаммед-Гирея привело в замешательство русских воевод. В результате было сожжено и ограблено множество сел и деревень в центральной Руси - от Можайска до Владимира (городов татары избегали). Количество пленных жителей исчислялось десятками тысяч (некоторые современники сообщают о 300 тысячах и даже о 800 тысячах, что, несомненно, преувеличение). Василий III прибегнул к обычной для того времени тактике: он отъехал в Волоколамск и стал собирать войско.

В Москве возникла паника, между тем как хан Мухаммед-Гирей не собирался осаждать Москву. В итоге ему удалось востребовать от представителей Василия III в обмен на уход от Москвы грамоту, в которой великий князь обязался выплачивать снова дань татарам. На обратном пути в степь крымский хан решил захватить Рязань. Воеводой там в это время был И.В. Хабар-Симский. Татары попытались взять Рязань неожиданно, сходу ("изгоном”, по красочному выражению летописцев), но воевода Хабар отбил приступ. Тогда Мухаммед-Гирей для захвата Рязани решил прибегнуть к хитрости, воспользовавшись грамотой Василия III. Далее цитируем С.М. Соловьева ("Сочинения”, кн. III, 1989, стр. 258): "С Магмет-Гиреем вместе приходил на Москву ... Евстафий Дашкович, который при Иоанне III отъехал из Литвы в Москву при Василии опять убежал в Литву и теперь с днепровскими козаками находился в стане крымском. Дашковичу хотелось взять Рязань хитростью; для этого он предложил ее жителям покупать пленных, чтобы, уловив случай, вместе с покупателями пробраться в городские ворота (Иван Хабар таким образом выкупил жестоко израненного при сопротивлении князя Федора Оболенского-Лопату - И.Б.); с своей стороны хан для вернейшего успеха предприятия хотел заманить к себе воеводу Хабара и послал ему, как холопу своего данника, приказ явиться к себе в стан; но Хабар велел отвечать ему, что он еще не знает, в самом ли деле великий князь обязался быть данником и подручником хана, просил, чтоб ему дали на это доказательства, - и хан в доказательство послал ему грамоту, написанную в Москве.

В это самое время Дашкович, не оставляя своего намерения, все более и более приближался к Рязани; он дал нарочно некоторым пленникам возможность убежать из стана в город; толпы татар погнались за беглецами и требовали их выдачи; рязанцы выдали пленных, но, несмотря на то, толпы татар сгущались все более под стенами города, как вдруг раздался залп из городских пушек, которыми распоряжался немец Иоган Иордан; татары рассеялись в ужасе; хан послал требовать выдачи Иордана, но Хабар отвергнул это требование. Магмет-Гирей ... пришел не затем, чтоб брать город силою; ... он ушел и оставил в руках Хабара грамоту, содержавшую в себе обязательство великого князя платить ему дань”.

За этот подвиг Иван Хабар-Симский получил чин боярина - высший чин в Боярской Думе. О его доблести и сейчас напоминает мемориальная доска, укрепленная на стене 86-метровой соборной колокольни Рязанского Кремля, с надписью: "на сем месте была каменная Глебовская башня (центральная башня Рязанского Кремля - И.Б.) с воротами и бойницами, с которых в 1521 году окольничий Иван Хабар-Симский, сын воеводы Василия Образца, посредством пушкаря Иордана поразил татар крымского хана Махмет-Гирея. А прежде до сего поражения Хабар взял у хана грамоту князя Московского о дани Крыму и тем спас Рязань и честь князя Московского, за что дали ему сан боярина и внесли заслуги его в книги разрядные на память векам ...”.

Через три года Иван Хабар снова выручит попавшее в трудное положение русское войско ...

Летом 1524 года в поход на Казань отправилась 150-тысячная русская рать. "Князь Бельский отправился из Нижнего Волгою на судах: Хабар-Симский с конницею шел сухим путем; князь Палицкий, нагрузивши на суда наряд и съестные припасы, должен был плыть Волгою за главным войском” (С.М. Соловьев, "Сочинения”, кню III, стр. 261-262). Прибыв под Казань, Бельский более месяца ожидал подхода конницы Ивана Хабара и обозные суда с военными припасами и продовольствием. Наконец, к нему прибыли разбитые мелкими отрядами (сейчас бы мы сказали "партизанами”) казанского хана остатки судового обоза князя Палецкого. (Карамзин, "История..., т. 7, гл. 3): "...и вдруг разнесся слух, что конница наша совершенно истреблена непрятилем. Ужас объял воевод. Не знали, что предпринять: боялись идти назад и медленно плыть Волгою вверх; думали спуститься ниже устья Камы, бросить суда и возвратиться сухим путем через отдаленную Вятку. Оказалось, что дикие черемисы разбили только один отряд московский; что мужественный Хабар в двадцати верстах от Казани, на берегу Свияги, одержал славную победу над ними, чувашами и казанцами, ...множество взял в плен, утопил в реке и с трофеями прибыл в стан главной рати.”

Казанские татары запросили мира, чему было радо изголодавшееся русское войско. Великий князь Василий III высказал свое недовольство нерешительными действиями Бельского. После 1524 года в ратных делах Иван Хабар не упоминается; ему уже около 60 лет.

Примерно в 1530 году он делает вклад вотчиной в Чудов монастырь; об этом есть косвенное упоминание в писцовоц книге 1584-1586 гг. Приведем отрывок оттуда: " Чудова монастыря (земли - И.Б.) : ... Да того же села Покровского объезжие пустоши, а в старых книгах не написаны, а писаны по даной (то есть дарственной грамоте - И.Б.). Симы Хабарова со товарищи (далее год стерт; видимо, чтобы не возникали трудности с последующим учетом земли - И.Б.) пустоши: Средняя, Елник, Пилюгин, Заболотное, да пустошь Шипилова на речке на Горетовке”.
Отметим, кстати, что в этом отрывке, предположительно датируемым 1530-1534 гг., впервые упоминается пустошь Средняя (в будущем село Средниково или Середниково).

В январе 1553 года, уже на седьмом десятке лет, за год до кончины (умер в 1534 году), Иван Васильевич Хабар присутствует на свадьбе старицкого князя Андрея Ивановича (родного брата Василия III) и княжны Евфросиньи Андреевны Хованской. Приглашение на такую высокую свадьбу - несомненный признак не только заслуг Ивана Хабара, но и свидетельство его близости к роду князей Старицких (не скажется ли эта близость на опале его сына в 1569 году?). Рядом с Иваном Хабаром за столом против боярынь сидят братья Шуйские: это свидетельствует о близости Хабаровых и Шуйских. В смутное боярское правление 1538-1546 гг. они будут заодно.
После кончины Ивана Хабара в 1534 году его вотчины, в том числе Никоново (Никольское), Назаровское (Назарьево) и пустоши по речке Ржавке, перейдут к его сыну Ивану Ивановичу Хабарову.

Теги:Воротынский, Хабар-Симский, Иван III




Комментарии (0)
avatar