Главная › Каталог статей › Исторический очерк › Горетов стан
Горетов стан
Григорий Пушка - зять Ивана Калиты
04.10.2017 53 0.0 0

В XIV-XV вв. территория Горетова стана шла неширокой полосой по рекам Горетовке и Всходне. Первыми владельцами здесь ещё с первой половины XIV века были боярин Нестор , его сын Родион (в нижнем течении Всходни) и их потомки - Квашнины. Тогда же земли по реке Горетовке и по среднему течению Всходни получили бояре Добрынские (их потомки – Хабаровы).

Наименование "Горетов стан" встречается лишь с рубежа XV-XVI вв; до этого территориальная единица носила название Банский стан" – по реке Бане, притоку Москвы-реки. Земли по обоим берегам верхнего течения реки Истры тогда ещё не входили в Горетов стан.

Эти земли принадлежали Дмитровскому княжеству и были "примыслены" Иваном Калитой в одно время с приобретением прав на город Дмитров (около 1330г.).

Впервые земли по реке Истре упоминаются в первом завещании Ивана Калиты (1328 г.) перед его поездкой в Золотую Орду (кто знает, вернётся ли живым): жене - княгине Елене - с меньшими детьми завещаны Сурожик, Мушкова гора (по реке Истре), другие земли и сёла.

После смерти в 1331 году княгини Елены Иван Калита снова женится, и земли по берегам Истры переходят по предсмертному завещанию Ивана Калиты к его второй жене, княгине Ульяне.

После смерти в 1340 году Ивана Калиты в Москве княжили его сыновья Семен Гордый (1340-1353) и Иван Красный (1353-1359), дети от первого брака Ивана Калиты. С мачехой, княгиней Ульяной, отношения у них были неприязненные. Впрочем, слово "неприязненные" - лишь современное эмоциональное выражение правовых норм того, XIV века, времени.

Иван Калита в своём последнем завещании (цитируем по книге: С М. Соловьёв. История России, т.II) "... приказывает княгиню свою с меньшими детьми старшему сыну Семёну, который должен быть по Боге её печальником. Здесь завещатель не предписывает сыновьям, кроме попечения, никаких обязанностей относительно жены своей, потому что эта жена, княгиня Ульяна, была им мачехой. До какой степени мачеха и её дети были чужды тогда детям от первой жены, доказательством служит то, что сын Калиты, Иоанн II, не иначе называет свою мачеху как княгинею Ульяною только, дочь её не называет сестрою...".

Значительно позднее, в 1389 году, перед смертью, Дмитрий Донской завещал земли Дмитровского княжества (а значит, и земли по обоим берегам Истры) своему четвёртому сыну, Петру.

Через столетие, в конце XV века, территория по левому берегу Истры отходит к Горетову стану; межевание 1504 года закрепляет этот передел. Образовавшаяся таким образом граница Горетова стана почти в неизменном виде просуществует до времён Петра I, до разделения в 1714 году России на губернии.

Сразу после смерти княгини Ульяны, в 1360-1370-х гг., как раз на территории её бывших владений возникает огромная вотчина, владельцем которой был (по обоснованному предположению академика С.Б. Веселовского) Григорий Пушка.

Григорий Александрович Пушка получил вотчину в Горетове стане на полвека позже Несторовичей (Квашниных) и Добрынских. Тому были свои причины...

Григорий Пушка (и пошедший от него род Пушкиных) принадлежал к древнему уже для того времени роду Ратшичей - выходцев из Великого Новгорода, перешедших в XIII веке на службу Александру Невскому. В жестокой борьбе за Владимирское великое княжение между Тверью и Москвой все Ратшичи в конце XIII века приняли сторону Твери, получили в Тверском княжестве богатые вотчины, высшие должности и неоднократно участвовали в военных действиях против Москвы.

Но в 1338 году Тверь потерпела в этом противоборстве с Москвой решительное поражение, и многие тверские бояре, освободившиеся от клятвы своему погибшему в Орде князю, выехали в Москву. Среди них был и весь род Ратшичей, в том числе и Александр Иванович Морхинин, отец Григория Пушки.

В летописях не содержится сведений о родоначальнике фамилии Пушкиных - Григории Пушке: о нём сообщает только семейное предание Пушкиных, подавших в середине XVI века роспись своего рода в Государев родословец.

Каким образом огромная вотчина целиком перешла от княгини Ульяны (напомним, второй жены Ивана Калиты) к Григорию Пушке? Ведь такими огромными вотчинами великие князья в то время не наделяли своих подчинённых, тем более что Григорий Пушка, хотя и был из знатного рода, но княжеского звания не имел! Словом, прецедентов не было.

Единственно возможное предположение - Григорий Пушка был женат на дочери княгини Ульяны, а значит, на дочери Ивана Калиты!

Тогда становится понятным, откуда в роду Пушкиных появились такие огромные владения по рекам Истре и Клязьме. Становится понятным и молчание летописей о Григории Пушке. Ведь его сыновья (а их было семь) были родными внуками Ивана Калиты, двоюродными братьями Дмитрия Донского и, не будь у Дмитрия Донского детей, при стечении обстоятельств могли претендовать на престол Московского княжества! Становится понятным также особо неприязненное отношение великокняжеского двора к княгине Ульяне, второй жене Ивана Калиты, и к его дочери, имя которой летописи даже не решились сохранить.

У Григория Пушки было семь сыновей: двое - Андрей и Иван - были бездетны, от остальных - Александра, Никиты, Василия, Фёдора, Константина - пошло большое потомство, давшее роду Пушкиных множество ответвлений.

От Александра Григорьевича Пушкина пошла новгородская ветвь Пушкиных.

У Никиты Григорьевича Пушкина было два сына: Иван по прозвищу Курч да Михаил по прозвищу Рожон. От них пойдут Курчевы и Рожновы, владельцы имений в Горетове стане (о них будет отдельный очерк).

От Василия Григорьевича Пушкина (по прозвищу Улита) ведёт свое происхождение ряд семейств - новгородские помещики Мусины-Пушкины, калужане Кологривовы, служившие во Ржеве Бобрищевы-Пушкины и др.

Фёдор Григорьевич Пушкин (по прозвищу Товарок) стал родоначальником Пушкиных-Товарковых - самой выдающейся ветви Пушкиных в XV-XVI веках.

Константин Григорьевич Пушкин является прямым предком великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина.

Каждому из семи сыновей нужно было дать вотчину, ведь в России не существовало права майората - наследования по старшинству в роде. И хотя у Григория Пушки были вотчины и у реки Истры, и под Новгородом, и в Дмитровском княжеском уделе, и в других местах, но плодовитость рода Пушкиных заставляла дробить имения между наследниками.

Этимология фамилии Пушкин

Несколько слов о происхождении прозвища “Пушка”. С.Б. Веселовский в вышеупомянутой книге приводит следующее соображение по этому поводу: Григорий Александрович Морхинин получил в Москве прозвище Пушка. В середине XIV века в Москву стали проникать сведения об изобретении огнестрельного оружия, для определения которого на основе русских корней "пыл" и "пых" было образовано новое слово “пушка". Оправдывалось ли какими-либо личными чертами характера Григория Морхинина применение к нему прозвища Пушка, сказать невозможно, так как прозвища нередко давали с детства и без всякой связи с личными качествами человека".

На мой взгляд, более предпочтительна другая версия, производящая прозвище Пушка от слов “пух", “пушок". Рассмотрим эту версию подробнее.

В те давние времена новорождённому давали наряду с именем при крещении также и прозвище; такое имя-прозвище должно было оберегать человека от злых духов. Мотивы, по которым давались прозвища, могли быть самыми различными: «повор», например, означало счастливую «рубашку», в которой родился ребенок (отсюда происходит название сельца - Поворово), «крюк» - означало «посох», символ власти, силы. Нередко прозвища сыновей были проникнуты некоторой общей идеей... Например, ростовский князь Александр Иванович дал своим детям прозвища Ластка, Касатка, Голубой: здесь детей оберегала любовь родителей (отсюда, между прочим, название села - Голубово, Голубое - с ударением на втором слоге). А ярославский князь Фёдор Романович назвал своих детей Алабыш, Мамон, Алёнка: эти слова татарского происхождения означали «богатый человек».

Похожее явление можно наблюдать и в прозвищах, которые дал своим детям Александр Морхинин. Старшего сына, Владимира, он прозвал Холопище (т.е. «огромный, страшный холоп»). Второму сыну, Давиду, дал прозвище Казарин (т.е. «хазарин»). Такие имена должны были, без сомнения, отпугивать нечистую силу, вздумай она подступиться к его сыновьям. А младшим сыновьям он, наоборот, дал прозвища, которые должны были спрятать детей от злых духов: Фёдора назвал Неведомицей, а самому младшему, Григорию, дал прозвище Пушко («пух», «пушок»). Конечно, так тщательно спрятанных детей никакая нечистая сила не найдёт.

Родоначальнику рода Пушкиных - Григорию Пушке - принадлежали не только земли по реке Истре, но и далее продолжающаяся полоса вокруг Московского княжества, по приграничью с Дмитровским княжеством. Отсюда можно предположить, что первая жена Ивана Калиты - Елена - была дочерью дмитровского удельного князя Бориса Константиновича. Иван Калита таким своеобразным способом хотел создать защитный рубеж вокруг своего «родного» московского гнезда.


Теги:Григорий Пушка, Иван Калита, пушкин



Читайте также

Комментарии (0)
avatar