Главная › Каталог статей › История палиндрома
История палиндрома
История палиндрома
08.05.2017 517 0.0 0

ПАЛИНДРОМ - искусственная стихотворная форма, состоящая в том, что слова в стихотворении расположены:

1) или так, что отдельные буквы, располагаясь в обратном порядке, т.-е. от конца к началу, дают ту же фразу, какая получается при чтении стиха от начала к концу (форма буквенного палиндрома);
2) или так, что слова, расположенные в обратном порядке, составляют первоначальный стих (форма словесного палиндрома).

Русская палиндромическая поэзия… Ее начало лежит в творчестве Велемира Хлебникова.

Надо сказать, что палиндромическое творчество не является самым значительным из его начинаний. У Хлебникова едва найдется несколько связных поэтически значимых палиндромических четверостиший. Маяковский считал палиндромические опыты Хлебникова «сознательным штукарством – от избытка». Велемира Хлебникова можно назвать Тредиаковским русского поэтического палиндрома.

Сравним: Тредиаковский:

Над тобой солнце по небу катает
Смеясь, а лучше нигде не блистает.
Зефир приятный одевает цветы
Красны и вонны чрез многие леты.

1728г.

Хлебников:

Я Разин со знаменем Лобачевскаго логов
Во головах свеча, боль, мене ман засни заря!

ок. 1921г.

В каждом из случаев – косноязычие, но в каждом из случаев – и поэзия… Каждый – первый в своем поэтическом королевстве.

Далее в течение почти полувека в русской палиндромической поэзии – молчание. Трудно считать продолжением опытов Хлебникова отдельные стихотворения, написанные Брюсовым, Кирсановым, Сельвинским... Скорее, своими единичными палиндромическими творениями они как бы говорили: я и так могу…

Продолжателем русского поэтического палиндрома стал тамбовский художник Николай Ладыгин. Вероятно, большинство стихов-палиндромов было им написано в 1960-е годы (в интернет-версии «Антологии русского палиндрома» они помечены: «до 1970»). Николай Ладыгин сделал шаг вперед в развитии русского палиндрома, придав стихам элемент поэтичности, убрав в значительной мере косноязычие и в основном придерживаясь точности обратного чтения.

Типичный пример – его стихотворение «Зима»:

Не совы в осень
Туром орут –
Нов зимы дым и звон:
Там холм лохмат
В инее нив,
Тут
Мороз узором
Окно тонко
Лепил.
И пел
У сел, в лесу.
И он севером, как море весной
Бушевал…
В лаве шуб
Ужо хожу я лугами.
Зима, гуляй!

Если в это время европейский палиндром развивался сквозь наркотические L.S.D. и marijuana, то русский палиндром (параллельно с Н. Ладыгиным) развивался в советских тюрьмах, так называемом ГУЛАГе. Среди русских поэтов-палиндромистов этого ряда надо отметить следующих:
Владимир Гершуни:

Мы доломались.
Сила – молодым.
Они – вино,
Мы – дым…

1970-е гг.

Борис Гольдштейн:

Ах и тиха Вода садов,
И не тихи тени,
Роз узор Завял для ваз
Еле-еле…

1970-е гг.

Третий этап развития русского палиндромического стихосложения (после Хлебникова и Ладыгина) без сомнения связан с именем Дмитрия Авалиани. Он первый полностью убрал косноязычие в поэтических выражениях, первый отказался от неточности обратного чтения… Он мог бы сделать еще больше в поэтической палиндромии… Но, кто его не простит, если он разрывался еще и на десяток других поэтических изысков?

К его последователям в области стихотворного палиндрома следует отнести, в первую очередь, Игоря Быстрова. Ему удалось развить идею палиндромического стихосложения.

В частности, им приспособлены к палиндромическому употреблению такие поэтические формы как:

- японские хайку; - жанр пародий (в палиндромическом мире легко пародировать из-за очевидной творческой слабости абсолютного большинства авторов);
- игра гласными и согласными буквами (см. в сборнике раздел «Гласные» и далее);
- перечисления (см. соответствующий раздел);
- используемый ранее случайно способ палиндромического переноса был И. Быстровым введен в систему.

Название сборника выбрано – на редкость – удачно. Название «На рубеже буран» имеет и хронологический, и исторический, и политический, и географический, и психологический контексты…

Рецензируемый автор даже пытается писать палиндромы на английском и немецком языках. Его английское палиндромическое четверостишие ("Debates ton, ode do not set abed!”) вполне может соперничать (судя по интернет-публикациям) с английскими стихами подобного ряда: оно написано рифмой, выражает ясную и законченную мысль (не берусь судить о грамматических и стилистических тонкостях английского языка)…

Что касается написанных Игорем Быстровым нескольких палиндромов на немецком языке, то здесь я могу высказаться более точно… Предложенные автором строки не представляют стиха в подлинном понимании этого слова. Перед нами – набор строк. Хотя все они оригинальны (т. е. не встречались ранее в немецком обиходе), но все они, кроме последней ("O, wann?..”), имеют многочисленных предшественников. Все строки начинаются со слова «nie». Среди предшественников приведу лишь несколько подобных и давно у нас известных:

Ein Ledergurt trug Redel nie.
Ein Neger mit Gazelle zagt im Regen nie (написано Шопенгауэром).
Ein Esel lese nie! … u. s. w. (= SU)

В целом, И. Быстрову удалось решить ряд проблем стихов-палиндромов:

1) резко сократить косноязычие, хотя изредка оно встречается в его стихах;
2) сделать обратное чтение точным;
3) найти новые поэтические формы, удобные для палиндромического выражения.

Близкого приближения к его творчеству на российской почве на сегодняшний день не видно.

Теги:палиндром, История



Читайте также

Комментарии (0)
avatar