Главная › Каталог статей › Исторический очерк › Очерки
Очерки
Профессор Модест Киттары – первый технолог России
04.10.2017 86 0.0 0



Учёба в Пермской гимназии

Профессор Модест Яковлевич Киттары впервые в России соединил “чистую” науку с производством. Такое соединение называется технологией.

Он наш земляк. Не потому, что здесь родился, а потому, что вложил свою душу в просвещение наших предков: учил их грамотно обращаться с землёй, основал у деревни Горетовки училище и приют для одарённых детей. Рядом на своей земле у деревни Баранцево он создал образцовое хозяйство с передовой для того времени сельскохозяйственной технологией.

Модест Яковлевич Киттары родился в1824 году в Перми. По его фамилии можно судить, что по национальности он был зырянин (по современному - коми). “Китта” в ряде угро-финских языков означает “желание, охота”, т. е. “киттары” переводится как “желанный”, вроде русской фамилии Бажанов, Баженов. Сообщение в одном из номеров журнала “Наука и жизнь” 1970-х гг. (позже растиражированное) о том, что слово “киттары” значит “охотник” - явно ошибочно.

О его детских годах, к сожалению, почти ничего не известно. В 1830-х годах он учился в Пермской мужской гимназии. Директором гимназии в эти годы был Никита Савич Попов, первый историк и географ Пермской губернии. При гимназии были хорошо оборудованные физический и минералогический кабинеты, фундаментальная библиотека.

В 1820 г. старший учитель Василий Грибовский принёс в дар гимназии гербарий, составленный им из растений, имевших распространение в Пермской губернии и зарубежных странах. Уральские растения (340 видов) он собирал сам, зарубежные же (300 видов) приобрёл в Санкт-Петербургских ботанических садах.

Наверняка юный Модест Киттары не только внимательно слушал учителей ботаники и географии, но и самостоятельно занимался в учебных кабинетах и библиотеке. Такой вывод можно сделать по его позднейшим спелеологическим исследованиям, зоологическим и ботаническим открытиям.

Начало деятельности (Казань, 1841-1857 гг.)

Модест Киттары поступил в Казанский университет в 1840 году и окончил его в 1844 году. Об этом гласит запись в протоколе заседания Совета под председательством ректора Н.Н. Лобачевского, великого математика, о выдаче свидетельств окончившим Императорский Казанский Университет в 1844 году:

“Модест Яковлев, сын Киттара, Пермская гимназия, 31 Авг.1840 г., Философский ф-т, по разряду Естественных наук”.

В университете М.Я. Киттары специализировался в области зоологии ботаники, но интересовался также геологией, при проведении семинаров и лабораторных работ по химии ассистировал выдающемуся учёному-химику, доктору и профессору Николаю Николаевичу Зинину.

Профессора Зинина влекло к теоретической работе, к открытию новых веществ, но ему был нужен хороший лаборант-практик для проведения химических опытов. И тут, на счастье, нашёлся у него идеальный помощник, первокурсник Модест Киттары, который стал одним из первых учеников Н.Н. Зинина.

Впервые в мире синтезировав в 1842 году анилин, Зинин стал расширять свои исследования, создавая производные анилина. Его помощником в лаборатории был студент Модест Киттары.

Окончив в 1844 году университет, М. Киттары остался у Зинина на должности лаборанта. Готовясь к защите диссертации по зоологии, Киттары постоянно консультировался с ним. Представьте себе, специалист по зоологии консультируется у специалиста по аналитической химии! Но таким разносторонним был Зинин, таким всеядным был Киттары…

Цитирую строки из книги Льва Гумилёвского “Зинин” (ЖЗЛ, М., Молодая гвардия, 1965, с. 94):

“Организационная работа Киттары в лаборатории, необыкновенная изобретательность в постановке заданных химических процессов привели Зинина к убеждению, что в лице лаборанта он имеет прирождённого технолога.

Киттары указал Николаю Николаевичу на сообщение о том, что Гофман, выделив бензол из каменноугольной смолы, организует заводское производство бензола. Дешёвое сырье открывало широкие перспективы для “реакции Зинина”, для производства анилина.

- До какой поры мы всё будем отдавать в руки немцев? - гневно воскликнул учитель, глядя в большие, почти круглые глаза своего ученика. - У нас нет технологов, а пока их не будет, всё, что мы ни сделаем в своих лабораториях, будет уходить на сторону к иностранцам… И вот ты, прирождённый технолог, делаешь диссертацию по зоологии, а я ж тебе и помогаю! Вздуть нас обоих следует!”.

Уговорил всё-таки Николай Николаевич своего ученика… Защитив в 1847 году диссертацию на звание магистра по анатомии осетровых рыб (на тему: “О роде осётра вообще и о скелете рыб, к нему принадлежащих”; за эту работу он получил золотую медаль), М.Я. Киттары перешёл на кафедру технологии, которую тогда возглавлял Н.Н. Зинин, и с 1848 года начал читать лекции по технологии, заменив Н.Н. Зинина. В 1850 году М.Я. Киттары защитил докторскую диссертацию по анатомии фаланги, а вскоре был избран профессором.

На медицинском факультете преподавал также минералогию, затем органическую химию.

Ходатайствуя об избрании Киттары в 1850 г. на звание профессора, факультет характеризует его как учёного, “…который, предавшись с любовью изучению заводской и фабричной промышленности, содействует преуспеванию промышленности в нашем отечестве”.

Киттары энергично пропагандирует научные знания. С 1851 г. он начинает читать бесплатные публичные лекции по химической технологии, завоевавшие популярность у самых разных слоёв населения. “…Эти лекции …были просто в моде, и публика стремилась на них столь ревностно, как на театральные спектакли с участием Милославского <Н.К. Милославский - известный российский актёр, с 1852 г. возглавлял художественную часть Казанского драмтеатра – И.Б.>“, - вспоминает историк профессор Казанского университета Д.А. Корсаков.

М.Я. Киттары создаёт в Казани технический музей, в 1851 г. командируется как наблюдатель на Всемирную выставку в Лондон. В 1852 г. он был инициатором организованной в Казани выставки "сельских произведений”, на которой были представлены образцы кожевенного, химического, кирпичного, бумагопрядильного и других производств. Местные купцы стали обращаться к Киттары за советами.

Он принимает активное участие в деятельности Казанского Экономического общества, opганизатором и первым редактором “Записок” этого общества.

С 1854 по 1858 год в "Записках” было напечатано свыше ста пятидесяти статей Киттары по различным видам производств: свечному, мыловаренному, кожевенному, пчеловодству, садовому, поташному…

Заинтересовавшись стеариновым производством, Киттары разработал проект стеаринового завода с новой технологией. Проект попал к фабрикантам Крестовниковым, которые в 1855 г. по нему начали строить завод, ставший одним из крупных предприятий Поволжья.

Особенно возросла роль Модеста Яковлевича Киттары, когда он после перевода в 1854 профессора Зинина в Петербург стал заведующим кафедрой технологии Казанского университета.

Летние экспедиции приват-доцента Модеста Киттары

Когда в Казанском университете завершался учебный год, Модест Киттары отправлялся в поход. Редкие животные, растения, минералы были предметов его поисков.

Летом 1846 года профессор П.И. Вагнер организовал экспедицию в южные приуральские степи. Руководил отрядом вместе с П.И. Вагнером также приват-доцент М.Я. Киттары. В составе отряда были трое студентов, среди них А.М. Бутлеров - будущий знаменитый химик.

Собирая по пути растения и насекомых, что было одной из целей экспедиции, они благополучно добрались до ханской ставки в Букеевской степи (Букеевская, или Внутренняя, орда – так назывались те племена казахов, которые кочевали между Уралом и Волгой ), а затем экспедиция разделилась: група П.И. Вагнера пошла дальше на восток, а группа Киттары - на юг, к солёным озёрам Прикаспийской степи.

М.Я. Киттары во время этой экспедиции открыл редкий вид пижмы и один вид насекомых, которые известны сейчас в справочниках под его именем:

- пижма уральская (Киттари) - (Tanacetum uralese (kittarianum), семейство сложноцветных), занесена в Красную книгу Ульяновской, Челябинской областей;

- кобылка Киттари (Tarbinskia kittaryi, насекомое).

В те же годы М.Я. Киттары совершил летний поход в Кунгур для обследования знаменитой уже в то время Кунгурской пещеры. Это были его родные места: Кунгур расположен в 90 вёрстах к югу от Перми, добираться лучше всего вверх по реке Сыльве, можно и по местному тракту Пермь-Кунгур. Киттары составил описание и план пещеры, материалы этого исследования были опубликованы им в 1848 году.

Название одного из гротов - Склеп - связано с тем, что когда М.Я. Киттары составлял план пещеры, то на берегу Большого озера он изобразил жертвенник, а в гроте Крестовом, который следует за Склепом, - убежище, сложенное из камней, “каменный домик”, “склеп”, о котором упоминают многие исследователи пещеры. После разрушения каменного домика название “Склеп” перенесли на небольшой грот, расположенный ближе к выходу.

В заключение этой публикации хочу дать совет школе в Андреевке и гимназии Зеленограда. 11 июля 2008 года исполняется 200 лет со дня открытия Пермской гимназии, где учился Модест Киттары: пермская гимназия была открыта 29 июня 1808 года (по старому стилю).

Можно послать поздравление, информацию о деятельности М.Я. Киттары в наших местах – завяжутся контакты. Лично я заинтересован в том, чтобы получить от пермских гимназистов сведения об учёбе Киттары в Пермской гимназии, о его родителях, знакомых – пусть поищут в местных архивах.

Профессор Киттары переезжает в Москву (1857 год)

Модест Яковлевич Киттары заведовал кафедрой технологии в Казанском университете в 1854-1857 годах и достиг ошеломляющих успехов. А в Московском университете такой кафедры не было. Если говорить точнее, то кафедра химической технологии существовала там в 1806-1835 годах, но затем была закрыта, так как потребность в улучшении сельскохозяйственного производства была тогда неактуальна, и было “непристойно учёному заниматься сапожным, свечным, винокуренным ремеслом”…

Пример Казани активизировал московских купцов, понимавших больше московских чиновников необходимость теоретических знаний в промышленности. Приведу пример…

Текстильный фабрикант Я.В. Прохоров в письме к профессору М.Я. Киттары (около 1857 г.) писал [Прохоровы: материалы к истории Прохоровской Трёхгорной мануфактуры… 1799-1915 гг. (сост. П.Н. Терентьев). М.: ТЕРРА, 1996, сс. 142-143]:

“Вашему Превосходительству за нужное считаю поставить на вид, что у нас в России фабрикантам со стороны науки нет почти никаких пособий. Есть университеты, но профессора от нас далеки, да и кафедры собственно для технологии нет.

Не то во Франции. Там учёный с фабрикантом живут рука об руку, и теория с практикой всегда в дружбе. При отеческом к нам внимании Мин. Нар. пр., мы надеемся, скоро здесь в Москве будет кафедра технологии; это нас ве5сьма радует, ибо пользу от наук многие из нас верно понимают”.

Московские промышленники обратились с просьбой к ректору Московского университета с ходатайством об открытии кафедры технологии. Все финансовые затраты купечество брало на себя. Список купцов-жертвователей был внушительным: Алексеевы, Прохоровы, Гучковы, Лепёшкины, Хлудовы, Четвериковы и пр.

Купцы добились своего, и в 1857 году в Московском университете была вновь – после 22-летнего перерыва - открыта кафедра технологии (с 1863 г. - кафедра технической химии), которую возглавил профессор М.Я. Киттары.

В Москве Киттары устроил при университете техническую лабораторию, был редактором журнала Московского общества сельского хозяйства, “Промышленного листка” (1858-1859 гг., вышло 28 номеров). В 1860 году Вольное экономическое общество присудило Киттары большую золотую медаль за изобретённый им рациональный способ сушения овощей в применении к русской печи. М.Я. Киттары был также инспектором Московского ремесленного учебного заведения (МРУЗ; позже – МВТУ – Московское высшее техническое училище). Может быть, не случайно химическое отделение МРУЗ было открыто именно в 1857 году? Параллельно с 1857 г. Он преподавал аналитическую химию и химическую технологию в МРУЗе. Впервые в системе высшего технического образования России ввёл практику студентов на промышленных предприятиях.

М.Я. Киттары состоял инспектором Московской практической академии коммерческих наук (осн. В 1810 г.), первого в России негосударственного вуза.

В 1869 г. Киттары покинул университет “за выслугой лет”. Работал в военном министерстве, в интендантстве, выполнял поручения Министерства финансов.

После отмены системы откупов на винно-водочные изделия (в 1860-х гг.) министерство финансов обратилось к Киттары с предложением прочесть курс винокурения вновь назначаемым акцизным чиновникам, которые и определялись на должность не иначе, как по его аттестации. По приглашению военного министерства он читал курсы товароведения и технологии военным интендантам и был назначен председателем комитета военного интендантства.

Среди многих десятков его книг и статей я перечислю лишь некоторые:

  • Очерк современного положения и нужд русской мануфактурной промышленности (1857);
  • Солдатский сапожный товар. Выделка сапожного товара, его свойства, раскройка и приёмка (1859);
  • Русская печь как средство к приготовлению консервов (1859);
  • Лекции о кожевенном производстве (Москва, 1865);
  • Публичный курс винокурения (3 выпуска, 1866-1868).

“Нечаянная” театральная деятельность Модеста Киттары

В 1872 году в Москве была задумана Политехническая выставка. Она была приурочена к 200-летию со дня рождения Петра I. Естественно, что одним из главных организаторов оказался профессор Модест Яковлевич Киттары.

На выставке наряду с другими отделами намечался отдел попечения о рабочих, где предполагалось продемонстрировать мероприятия, направленные на улучшение нравственного быта рабочих. Организацией этого отдела занималась комиссия во главе с М.Я. Киттары.

Актёр Малого театра М.А. Федотов, давний сторонник создания народного театра, предложил включить в программу выставки театральные спектакли. Эту идею с энтузиазмом поддержал М.Я. Киттары. Энергичный и деятельный Модест Киттары употребил свои широкие связи и добился разрешения на открытие театра. “Что значило тогда, при существовании казённой монополии театров, получить подобное разрешение, - трудно и представить себе в настоящее время”, - писал М.А. Федотов через 14 лет, в 1886 году.

Отделу попечения о рабочих, который возглавлял Киттары, было выделено всего 400 рублей – это не только на театр, но и на читальню, школу, чайную и столовую. Казалось, положение безнадёжное, но москвичи, проявившие большой интерес к идее народного театра, стали вносить на его строительство пожертвования. Некоторые купцы жертвовали для народного театра строительные материалы, другие – полотно и сукно на костюмы. Кроме того, московская дума ссудила 10 тысяч рублей под обеспечение возводимых построек.

Все дела, связанные с созданием нового театра, Киттары вёл демократично и гласно. Тайной баллотировкой “директором сцены”, т. е. главным режиссёром, был единогласно избран Федотов. Предполагаемый репертуар многократно и детально обсуждался на открытых заседаниях, куда приглашались все желающие: драматурги, актёры, критики, любители театра.

Торжественное открытие Народного театра состоялось днём в воскресенье 4 июня 1872 года. Представлены были два спектакля: “Дедушка русского флота” Н.А. Полевого (дань 200-летнему юбилею Петра I) и “Ревизор” Н.В. Гоголя, прошедший с огромным успехом четыре раза подряд.

10 июня 1872 года Народный театр посетил император Александр II, прибывший на несколько дней в Москву для осмотра Политехнической выставки. Несмотря на субботний день, когда спектакли по церковным установлениям не разрешались, по личному желания царя дан был “Ревизор”. Александр II посмотрел лишь один акт. Вероятно, царю не понравился дух Народного театра. Во всяком случае, сразу же по возвращении в Петербург министр внутренних дел Тимашев в телеграмме московским властям от 15 июня 1872 года выразил пожелание, чтобы “Ревизор” на сцене Народного театра больше не игрался, так как этот спектакль не способствует “смягчению и облагорожению народных нравов”.

Киттары предпринимал отчаянные попытки спасти спектакль и судьбу Народного театра: ездил в Петербург к министру Тимашеву, бомбардировал ходатайствами московского генерал-губернатора В.А. Долгорукова. Но удалось лишь оттянуть неизбежный конец Народного театра до 1 октября 1872 года (в данном очерке использован материал сборника “История русского драматического театра”, т. 5, М.: Искусство, 1980, сс. 245-246, 250).

Деятельность М.Я. Киттары в наших местах

В Москве М.Я. Киттары проживал по адресу: Малый Кисельный (Чудовский) переулок, дом № 5. Он в 1864 году купил большой участок земли у деревни Горетовки, создав здесь образец крестьянского хозяйства – с правильными севооборотами, удобрениями, помещениями для крупного рогатого скота и домашней птицы. Он акклиматизировал и разводил здесь альпийскую рожь для внедрения её в передовые хозяйства.

После десятка лет ненапрасной работы он понял, что нужно внедрять в крестьян общую грамотность, и открыл в 1877 году у деревни Горетовки Новинско-Горетовское двухклассное училище для детей, успешно окончивших церковно-приходскую школу. Для содержания школы он предоставил и завещал капитал. При школе он завещал создать приют для бедных учеников. 28 марта 1881 года, он скончался и был похоронен в Петербурге.

Могила профессора Модеста Яковлевича Киттары находится в Петербурге, но настоящая память о нем сохраняется и в наших местах…

В пяти метрах от Спасской церкви села Андреевка расположена часовня в память Модеста Яковлевича Киттары. На стене часовни – барельеф М.Я. Киттары с надписью:

“И делал он благое дело, надеясь, веруя, любя. Господи, прими дух его с миром и сотвори ему добрую память о людях”.

Наталья Седова в своей заметке (газета “Сорок один”, № 171, 13 ноября 1997 г.) сообщает:

“Прицерковное Андреевское кладбище хранит много тайн. Здесь нам удалось обнаружить могилу Софии Яковлевны Виноградовой (урождённой Киттары). Не приходилась ли эта женщина сестрой Модесту Киттары”.

Хочу высказать своё предположение по этому вопросу.

В связи с переездом в Петербург или в своём завещании Модест Киттары мог передать свои наследственные права на землю и попечительство над Новинско-Горетовским училищем и приютом своей сестре Софье Яковлевне Киттары (в замужестве – Виноградовой).


Теги:Модест Киттары




Комментарии (0)
avatar