Главная › Каталог статей › Великая Отечественная
Великая Отечественная
В обороне вместе с панфиловцами
06.07.2017 176 0.0 0

Подвиги лейтенанта Николая Кретова

 

Командир танковой роты 23-й танковой бригады (23 т. бр.) лейтенант Николай Федорович Кретов получил звание Героя Советского Союза за свои подвиги в ноябрьских оборонительных боях 1941 г. от Волоколамского шоссе до станции Крюково. 23 т. бр. была придана 8-й гвардейской стрелковой дивизии (8 гв. сд.) генерала Панфилова и действовала совместно с ней.

Справку о боевой деятельности Н.Ф. Кретова подписал лично командующий войсками Западного фронта генерал армии Г.К. Жуков. В ней сказано: «За период боевых действий с германским фашизмом в районах Федюково, Н. Васильевское, Соколово, Лапотово, Крюково лейтенант Кретов проявил себя подлинным героем Отечественной войны, преданным сыном Социалистической Родины...»

23 т. бр. вошла в состав Западного фронта 21 октября 1941 г. Не входя в состав 16-й армии (т. е. находясь во фронтовом подчинении), 23 т. бр. была придана 316-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Панфилов. Все оборонительные бои под Москвой в ноябре 1941 г. 23 т. бр., которой в это время командовал (с 1 октября 1941 г.) полковник Евтихий Емельянович Белов, провела в тесном взаимодействии с панфиловцами.

Отходя к реке Истре, 23 т. бр. вела ожесточенные бои на Волоколамском шоссе: 18 ноября — у Шелудьково и Городище, 19 ноября — у Давыдково и Федюково, 20 ноября — у Деньково.

Из послужного списка Н.Ф. Кретова:

«18 ноября 1941 г., находясь в разведке в районе Городище, атаковал огневые позиции минометных батарей, где уничтожил 9 минометов, 2 противотанковых орудия и одно тяжелое орудие. 19 ноября 1941 г. при немецкой танковой атаке под Федюково, находясь в засаде, уничтожил 6 вражеских танков и 150 солдат, тем самым отразил атаку противника и обеспечил выполнение задачи батальона».


В своих воспоминаниях однополчане дополняют: «<В селе Федюково> танк Кретова занял позицию между двумя сараями. В засаде было еще три танка. Через некоторое время по дороге, идущей из леса, показался танк, а затем и вся танковая колонна из 25 машин. Метким выстрелом Кретов подбил головной танк, все наши танки также открыли огонь, горели уже несколько машин. Немцы отвечали ураганным огнем. Пороховой дым заполнил танк. Вскоре кончились снаряды у танков. Кретов выбрался из танка, нашел пункт боепитания, привез снаряды. Танки продолжали вести бой. Вскоре немцы отступили. Экипаж Кретова в составе стрелка Кандаурова, водителя Мороза и радиста Трубникова уничтожили 6 танков врага».

Чаще были трагические события… Вот что случилось в этот же день, в этой же 23 т. бр., но с механиком-водителем Борисом Ивановичем Шабалиным (Учительская газета, 20 июня 2006 г.):

«Я попал на передовую механиком-водителем легкого танка «Т-60». На танкетке стоял мотор от полуторки, броню можно было легко пробить из крупнокалиберного пулемета. Гитлеровцы наломали под Москвой сотни таких «коробочек». В «БМ-2» («боевой могиле на двоих» <я лично слышал не «боевая могила на двоих», а «братская могила на двоих»; видимо, вспоминающий постеснялся говорить прямо. — И. Б. >, как на свой лад прозвали эту легкую машину советские танкисты) не было переговорного устройства. Как выполнялись команды? Очень просто. Командир Иван Хрунов ударит меня валенком в левое ухо — я поворачиваю влево, ударит в правое ухо — поворачиваю вправо. По затылку — значит вперед. Еще раз по затылку — стоп. В перерывах между боями спали под танком на промерзшей земле. Вырывали ямы, подстилали хвойные ветки. От мороза нас спасали валенки, полушубок, меховые рукавицы и фронтовые сто грамм. На снабжение тогда мы не жаловались.


В начале октября нас бросили на Волоколамку. 23-я танковая бригада прикрывала дивизию Панфилова. Мы маскировались на опушке леса, выскакивали оттуда и уничтожали гитлеровскую пехоту. 19 ноября немецкий «Юнкерс» накрыл нашу «коробчонку» 100-килограммовой бомбой. Башню оторвало, Хрунов погиб. Меня зажало в корпусе так, что несколько часов я пролежал на лютом морозе. Кое-как меня вытащили всего обмороженного. Вывезли с передовой и прямо в нательном белье, чтобы отогрелся, бросили в теплую воду. Обмазали мазью Вишневского. Это было мое первое ранение».

Из послужного списка Н.Ф. Кретова: «21 ноября 1941 г., находясь в засаде в районе Устинова, подпустил 11 немецких танков на расстояние 150 м, после чего ураганным огнем уничтожил 3 танка и до роты пехоты, остальные танки и пехота обратились в бегство».

На рассвете 23 ноября танкисты 23 т. бр. помогают 1 гв. т. бр. генерал-майора Катукова выбить врага из деревни Чаново, а через несколько часов уже отбивают ожесточенные атаки противника у деревень Зорино, Ананово (в 7 км северо-восточнее Чаново).

24-25 ноября 1941 г. 23 т. бр. ведет особенно тяжелые, кровопролитные бои уже у самого водохранилища, около деревни Скриково (рядом с селом Бужарово, где был мост через Истру). Надо признать, что к началу последнего немецкого наступления на Москву (16.11.1941 г.) 23-я танковая бригада имела в боевом строю всего 15 танков (один КВ, четыре Т-34, десять легких). Большинство из них в тяжелых боях были потеряны, но тем не менее 23 т. бр. сражалась достойно, прикрывая отход наших войск на восточный берег Истры.

После отхода за Истру 8 гв. сд. вместе с 23 т. бр. пытаются сдержать продвижение немецких войск на восточный берег Истринского водохранилища.

Вот танк лейтенанта Кретова на правом фланге обороны Панфиловской дивизии (из послужного списка Н.Ф. Кретова): «26 ноября 1941 г., выполняя задачу в дер. Лапотово <Лопотово — в 4 км северо-западнее села Соколово. — И. Б.>, заметил колонну немецкой пехоты, допустил ее на близкое расстояние, артиллерийским и пулеметным огнем уничтожил 350 солдат и офицеров».
На следующий день Кретов уже на левом фланге обороны Панфиловской дивизии: «27 ноября 1941 г. находился в засаде у дер. Раново <Раково. — И. Б.>. 23 немецких танка пытались обойти плотину. Лейтенант Кретов Н. Ф., подпустив их на расстояние до 100 м, артиллерийским огнем уничтожил 4 танка и до 250 солдат и офицеров».

Поясню этот последний случай… При отходе наших войск на восточный берег Истры и Истринского водохранилища немцам удалось захватить главную переправу — мост у села Бужарово и неразрушенную плотину. Вот у этой плотины и ждал лейтенант Кретов подходящих для стрельбы мишеней.

Итого, сообщает послужной список, с 18 по 27 ноября 1941 г. северо-западнее г. Истры со своим экипажем уничтожил 14 танков, 9 минометов, 3 орудия и 800 гитлеровцев.

В этом сообщении география несколько не точна (но тогда было не до географических тонкостей).
Панфиловская дивизия вместе с 23 т. бр. отошла на новый рубеж обороны — к станции Крюково.
Вечером 29 ноября 1941 г. командир 8 гв. сд. отдал приказ о переходе частей к обороне по рубежу: восточная окраина Алабушево, Каменка, Савелки, Ржавки.

«Боевой приказ №023 командира 8 гв. сд. от 29 ноября 1941 г.:

1. Противник с утра 29.11 развивал наступление на восток, потеснил 1075 сп и к 17.00 последовательно овладел домом отдыха, рабочим поселком и окраиной Алабушево.

2…
3. 8 гв. сд. с приданными 44 кд, 23 т. бр., 18 т. бр., 139 отб занимает и упорно обороняет полосу отм. 224,0 вост. окр. Алабушево, отм. 216,1 Каменка, Савелки, Ржавки.
……………
7. 23 т. бр. — организовать танковые засады в районе Крюково с задачей не допустить продвижение танков и пехоты противника из направления Жилино и Баранцево.
……………

Командир дивизии полковник Шелудько».

Из этого приказа №23 видно, что 23 т. бр. располагалась на левом фланге обороны станции Крюково, т.е. в боевых порядках 1073 сп Панфиловской дивизии. Далее в боевых документах участие 23 т. бр. в боях у Крюково не прослеживается. Вероятно, ввиду больших потерь штаб и начальствующий состав были отправлены на переформирование (это было), а техника (что осталось), возможно, была передана в 1 гв. т. бр. генерал-майора Катукова.

 

 

О награждении командира танковой роты лейтенанта Н.Ф.Кретова

Нижеследующий текст подготовила внучка Героя Советского Союза Н.Ф. Кретова, заместитель начальника отдела УОСМИ 3 Департамента ФСКН России Кира Живописцева:

«Справку о боевой деятельности Н.Ф. Кретова подписал командующий войсками Западного фронта генерал армии Г.К. Жуков.

Согласитесь, далеко не каждому фронтовику выпадала такая честь, чтобы справку о его боевой деятельности (и не только ее, но и представление к присвоению звания Героя Советского Союза) подписывал командующий войсками фронта. Особенность заключается в том, что генерал Жуков подписал и справку, и представление напрямую, минуя всех прочих должностных лиц. В соответствии с существовавшим в то время порядком (да и сейчас так принято) справку и представление подписывало вначале командование части, в которой воевал отличившийся воин, затем командование армии и только потом командующий войсками фронта. В случае с Кретовым командующий этот порядок нарушил. Что послужило тому причиной, этого мы уже никогда не узнаем, но факт остается фактом: генерал армии Г.К. Жуков счел необходимым поступить именно так».

Конечно, точную причину мы не узнаем. Но есть главный принцип, которым руководствуется начальство при награждениях — награждать в первую очередь своих…

А в Панфиловской дивизии Николай Кретов был «не свой». Вспомним, что 23 т. бр. была придана 8 гв. д. И в 16-й армии Рокоссовского Николай Кретов был «не свой», потому что 23 т. бр. подчинялась непосредственно командующему Западным фронтом генералу армии Г.К. Жукову. Стоит ли удивляться, что именно Жуков подписал необходимые для награды документы? Конечно, эти наградные документы могли представить и комдир Панфиловской дивизии (их сменилось три — после Панфилова), и командир 23 т. бр. (скорее всего, он подавал, а там — кто знает? — лишь один недоступный всем российский военный архив).

А начальство своих настоящих героев, конечно, знает… Вот командующий 16-й армией К.К. Рокоссовский, которому было доложено об одной из танковых военных хитростей, догадываясь, спросил: «А кто же это сделал? Вероятно, Кретов?» Ему ответили: да, это Кретов…
12 апреля 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту танковой роты Николаю Федоровичу Кретову было присвоено звание Героя Советского Союза с награждением орденом Ленина.

Всего этим Указом было присвоено звание Героя Советского Союза с награждением орденом Ленина четырнадцати воинам, в том числе генералам Панфилову и Доватору.


Биография Н.Ф. Кретова

 

Николай Федорович Кретов (28.09.1909 — 07.09.1942) родился в Таганроге в большой семье каменщика. У него были еще два брата, Александр и Дмитрий, и сестра Елена. Родители умерли рано, и 16-летнему Николаю пришлось пойти работать кузнецом на Днепропетровский металлургический завод. Такая работа требовала большой физической силы, и Николай выделялся среди сверстников необычайной силой (и ростом — 196 см). За хорошую работу Кретов не раз поощрялся грамотами, денежными премиями. Избирался секретарем комитета комсомола. В 1929 г. стал коммунистом и был направлен в Казахстан для организации колхозов. Ему пришлось поработать и председателем колхоза, и начальником машинотракторной станции, которые создавались для механизации тяжелого труда крестьян-колхозников. В 1932 г. Николай поступил в Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства.

Производственную практику Николай проходил на знаменитом Челябинском тракторном заводе, в дефектном отделе, где он приобрел навыки в устранении неисправностей машин. Институт Николай окончил с отличием и был направлен в Московский областной земельный отдел главным инженером. В этой должности он большое внимание уделял правильной эксплуатации тракторов марки «ХТЗ» и «СТЗ», даже в соавторстве с женой написал учебник, ставший настольной книгой для многих трактористов. Имея практический опыт и инженерную подготовку, Николай Федорович читал лекции в Краснополянской сельскохозяйственной школе, расположенной на Парковой улице в Долгопрудном. Начавшаяся Великая Отечественная война прервала его работу в сельском хозяйстве, и он добровольцем в июле 1941 г. ушел на фронт.

22 августа 1942 г. в бою под Козельском Кретов получил 11 серьезных ранений и в тяжелом состоянии был доставлен в Долгопрудненский военный госпиталь. В течение двух недель врачи боролись за жизнь героя-танкиста, но раны оказались смертельными. На берегу Котовского залива похоронили героя. 7 августа 2006 г. по решению администрации Долгопрудного урна с прахом Н.Ф. Кретова была перезахоронена на Центральном кладбище города (участок 1в).


Теги:Кретов, Панфиловская дивизия



Читайте также

Комментарии (0)
avatar