ГИМН ВОДОКАЧКЕ ИЛИ ИСТОРИЯ "ШКОЛЬНОГО ОЗЕРА"

 

ЖЕСТОКИЕ БОИ 1941 ГОДА У ОЗЕРА ВОДОКАЧКА


В своих воспоминаниях о тяжелом военном времени 1941 года А. Ананьева рассказывает о водокачке:

 

"Мой отец, Егор Тимофеевич Барсуков, был старшим машинистом водокачки... Из озера вода по трубам подавалась в водоемное здание станции для снабжения паровозов. Водокачка являлась военным объектом и охранялась. При приближении фронта котельное и машинное отделения были ликвидированы. Железнодорожники станции были переведены на казарменное положение и последними покинули Крюково - были отозваны в Москву. После разгрома немцев под Москвой работа водокачки была быстро восстановлена. Все военные годы и долгие годы после войны начальником станции Крюково был Иван Федорович Любимов. Этого человека я знала очень хорошо".

 

В начале декабря 1941 года местность вокруг озера Водокачки стала ареной ожесточенных боев. 

 

30 ноября, около 13 часов, противнику при поддержке танков удалось захватить Матушкино и окружить 7-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Дивизия из окружения пробилась ночью с 30 ноября на 1 декабря. Первым из вражеского кольца прорвался в районе завода "Красный Октябрь" (у озера-пруда Водокачка) 159-й стрелковый полк подполковника Стадухи. В результате боев по пути отхода было уничтожено 12 танков противника и более сотни живой силы врага. Этот полк был придан 8-й гвардейской (Панфиловской) дивизии и занял оборону в районе пруда Водокачка.

 

Сразу же после выхода из окружения, за остаток ночи комполка-159 полковник Стадуха сумел построить оборону, поставив на танкоопасных направлениях - у Льяловского шоссе и у пруда Водокачка - бойцов с противотанковыми ружьями и организовав артиллерийскими средствами засаду. И - вовремя!

 

Журнал соевых действий артиллерии 7-й гвардейской стрелковой дивизии от 1 декабря 1941 г. сообщает:

 

"В этот день была отражена атака танков. Около 7 танков было уничтожено и, по непроверенным данным, 2 танка (подбитых) перетянуты в расположение 159-го стрелкового полка".

 

В политдонесении 7-й гвардейской стрелковой дивизии этот же бой описан с уточнениями и дополнениями:

 

"В 10.00 1 декабря 1941 г. авиация противника бомбила расположение штаба 159-го гвардейского стрелкового полка... В 11.00 танки противника атаковали передний край нашей обороны, но атака была отбита 159-м гвардейским стрелковым полком средствами ружей ПТО и артиллерии. В результате боя было уничтожено 12 танков противника (тяжелых и средних), из которых 2 танка перетянуты в расположение 159-го полка".

 

2 декабря 1941 года, после захвата немцами станции Крюково, наши части были вынуждены покинуть район поселка Красный Октябрь и озера Водокачка и отойти к юго-востоку, за Льяловское шоссе. С 2 по 6 декабря 1941 года указанный район контролировался противником огневыми средствами и рейдами отдельных отрядов со стороны Алабушево и Матушкино. Наши подразделения постоянно контратаковали.

 

7 декабря 1941 года, в первый день наступления, нашим подразделениям удалось несколько продвинуться вперед; передовая группа бойцов 1077-го стрелкового полка 8-й гвардейской дивизии заняла район у пруда Водокачка.

 

Из письма политрука роты 1077-го стрелкового полка Панфиловской дивизии Николая Федоровича Омельченко (Украина, Черкасская область, г. Золотоноша, ул. Шевченко, д. 167):

 

"...Моей роте было приказано занять оборону правее водного бассейна (Водокачка), от которого шел на станцию Крюково водопровод... Немецкие разведчики в количестве пяти автоматчиков через замерзший бассейн зашли к нам в тыл. Я со своим ординарцем Михаилом Петуховым находился в канаве, где проходил водопровод... По обе стороны проходил штакетник. Немцы в 8-10 метрах оказались среди нас. Мой ординарец Петухов имел винтовку и гранаты, а я пистолет и гранаты. Мы в упор из винтовки и нагана застрелили двух. Один дал автоматную очередь, но она прошла выше нас. Мы произвели еще выстрелы, бросили гранаты и остальных уложили... После этой схватки и расправы с немцами я с ординарцем перешел в этом же месте в один дом из жженого кирпича, в котором на русской печке лежала женщина примерно 25-30 лет с больным ребенком. В комнате было еще два мальчика от 4 до 6 лет... В пятом часу <8 декабря - И.Б.> началось наше контрнаступление, заработала артиллерия. Матери не было. Я с ординарцем накормил этих двух мальчиков. Оставив их, пошел поднимать роту в наступление... Где-то в 50-60 метрах от дома я был ранен в правое плечо осколком мины. Когда поднялся, вижу, ко мне бегут раздетые эти два мальчика. Я схватил их и оттащил их в дом, после чего пришла мать. Оставив их, она отправила меня в госпиталь... Меня очень интересует, живы ли эти братишки-мальчишки, и жива ли их мать...".

 

После освобождения поселка и станции Крюково важной задачей было обеспечить быструю переброску войск по железной дороге. Поэтому в первую очередь была восстановлена водокачка и лишь затем - здание станции. 

 

 

ОЗЕРО ВОДОКАЧКА В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

 

Снова цитирую М.В. Сидельникову: 

 

"У меня в памяти это озеро довоенных, военных и первых послевоенных лет запомнилось как сказочное. Вокруг озера - лес. С одной стороны - могучие березы, сосны и ели, причем они не стояли сплошняком, а как-то очень рационально группами и по одиночке, так что между ними было удобно играть в волейбол, бегать, прятаться. А между ними и почти по всему берегу озера, вплотную к воде - елочки, молоденькие - маленькие и побольше. Летом вылезали из воды после купания и цеплялись за эти елочки и размытые корни больших берез, что росли у большой воды...

 

...Там летом были полдни - отдыхало стадо коров. В жаркие дни коровы часто заходили в воду и там подолгу стояли, охлаждаясь. А другие - лежали в тени берез и медленно жевали жвачку. И наряду с красотой там была тишина, шумели только деревья и пели птицы. А забор воды для паровозов был в уголке озера, справа, если смотреть на озеро от железной дороги. И качали воду до 1948 года, когда пустили электропоезда.

 

В конце войны и позже на озере были лодки - 3-4, их цепляли к причалу цепочкой, а на дне лодок лежали весла. Приходи - и катайся, хочешь - группой, хочешь - один или одна. И никакой платы, и никто ничего не портил, не ломал, не терзал. Накатался - прицепи лодку, уложи весла на дно - и все...

 

Спустя 1-2 года после войны (1946-1947) я оказалась в лесу в Крюково за озером Водокачка, около ИТК. На опушке леса стояли огромные ели, срезанные снарядами в 1941 году на уровне чуть выше нижнего яруса ветвей. Поразительно, но на концах этих ветвей (их было 5-6) на расстоянии 4-5 метров от ствола выросли молодые елочки (елки "на ветках"). Они были высотой до 50-60 см, стояли красивым хороводом вокруг срезанного ствола, поражали своей красотой, молодостью, жизненной силой и хрупкостью. Что с ними в последующие годы стало, к сожалению, долго не знала. Хотелось, чтобы они были живы... Ведь жизнь сильнее смерти...".

 

Когда после войны (примерно в 1948-1950 гг.) паровозы были заменены электричками, водоем Водокачка стал называться местными жителями Школьным озером - по расположенной неподалеку школе.

 

В летние месяцы ребятишки из этого лагеря поотрядно, организованно купались в озере под наблюдением воспитателей и вожатых. Конечно, такая массовость запомнилась жителям. Отсюда (по моему предположению) и новое название озера - Школьное. А нынешняя остановка автобуса "Березовая аллея" еще в 1960-е годы называлась "Водокачка".

 

 

ПОЧЕМУ РЕЧКУ БАЙКУ ПЕРЕИМЕНОВАЛИ В БОЛДОВ РУЧЕЙ?

 

Рядом с водоемом Водокачка имеется еще одна историческая достопримечательность - речка Байка (длиной около 3 км), впервые упоминаемая в 1585 году в Писцовой книге дьяка Тимофея Хлопова "со товарищи". Она впадает в реку Сходню справа по течению, между Школьным озером и Панфиловским проспектом. Эта маленькая речка ныне больше напоминает ручей или овраг. Название речки со временем забылось, и в 1990-х годах она была переименована в Болдов ручей, в честь и память первого архитектора города Зеленограда Александра Борисовича Болдова.

 

В Зеленоградском историко-краеведческом музее хранится копия старинной гидрографической карты: на ней речка Байка обозначена под номером 345. К сожалению, страница книги, на которую дается эта ссылка, не была скопирована, а само название книги не сохранилось. Поэтому и мое утверждение не является на 100% истинным. Не беда, - найти эту книгу в московских библиотеках нетрудно.

 

В заключение я процитирую строки из Писцовой книги 1584/1586 гг. Тимофея Хлопова, где упоминается речка Байка:

 

"За Михаилом да за Лукою за Ивановыми детми Милославского старая отца их (т.е. Ивана Милославского - И.Б.) вотчина: селцо Курган, а Горки тож, на речке на Байке; селцо Марьина Гора на речке на Байке тож; пустошь Селинская, пустошь Матвеево (Пискуляево тож), пустошь Крутое, пустошь Овчинникова".

 

Как видим, на речке Байке были расположены два сельца: Курган (Горки) и Марьина Гора. По современным ориентирам эти селения располагались где-то между Филаретовским храмом и Чудиновым прудом. Возможно, нашему главному археологу Александру Николаевичу Неклюдову удастся найти остатки этих селений.

 

В 1646 году сельцо Марьина Гора принадлежало князю Ефиму Федоровичу Мышецкому, а в 1678 году (под измененным названием Марьино) - его сыну, стольнику Борису Ефимовичу Мышецкому. 

 

Неподалеку от речки Байки находилась пустошь Матвеево - это и есть деревня Матушкино.

Матвеюшка, Матюшка, Матушка - уменьшительные имена от полного имени Матвей (см.: А.Н. Тихонов, Л.З. Бояринова, А.Г. Рыжкова. Словарь русских личных имен. М., "Школа-пресс", 1995, с. 238-239).