ПИСЬМО ИВАНА ПУЩИНА АЛЕКСАНДРУ ПУШКИНУ

(несохранившееся)

После отставки в 1823 году Иван Пущин активизирует свою политическую деятельность в Северном тайном обществе декабристов. Одним из первых его действий был приём в тайное общество Кондратия Рылеева, который вскоре становится руководителем Северного общества, а Пущин - его ближайшим помощником.

Важным направлением деятельности декабристов было воздействие на умы людей литературными произведениями критического или сатирического содержания. На одном из собраний декабристов у Пущина Рылеев предложил использовать для этих целей вольнолюбивые и сатирические стихи Александра Пушкина.

Имея обыкновение действовать быстро, Рылеев тогда же, 3 октября 1823 года, пишет письмо поэту и своему собрату по масонской ложе В. Туманскому в Одессу, где сообщает о публикации пушкинских стихов в своём журнале «Полярная Звезда», о стихах Пушкина, не пропущенных цензурой, и передаёт: «...проси Пушкина, чтобы он нас не оставил. Без него Звезда <журнал «Полярная Звезда»> не будет сиять». К письму Рылеева прилагались два письма к Пушкину - от И. Пущина и А. Дельвига.

Письма были отправлены не почтой, а с надёжной оказией. Пушкин получил эти письма лишь через полтора месяца (видимо, когда доверенное лицо собралось ехать в Одессу).


Как описано выше, сразу же после получения письма (писем) Пушкин вводит в роман образ Татьяны, прекращает рисовать женские головки (т. е. прекращает поиск прототипов) и необыкновенно быстро завершает II главу, написав за 23 дня (до 8 декабря 1823 г.) около 20 строф романа.

По нашему предположению, Пущин в своём письме достаточно откровенно описал письмо-признание Натальи Апухтиной в любви (на французском языке), его ответ (ведь он вёл принципиально холостяцкий образ жизни), последующее своё очарование ею после замужества, её категорическое «НЕТ»: «но я другому отдана и буду век ему верна».
Степень откровенности в дружеской переписке тех лет можно представить себе, прочитав некоторые бытовые письма Пушкина своим друзьям.

В романе разбросаны следы, которые можно трактовать как отражения рассматриваемого нами письма. Вот несколько примеров...

В «Отрывках из путешествия Онегина» Пушкин сообщает о своей встрече с Онегиным в Одессе осенью 1823 года. Я трактую эту «встречу» как вышеобсужденное письмо Пущина к Пушкину (полученное осенью 1823 года), давшее поэту энергический импульс при написании романа.

Цитирую полностью XIV строфу восьмой главы романа:

Но вот толпа заколебалась,
По зале шёпот пробежал...
К хозяйке дама приближалась,
За нею важный генерал.
Она была нетороплива,
Нехолодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Все тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок 
Du comme il faut... (Шишков, прости: Не знаю, как перевести.)

Возможно, Пущин в своём письме к Пушкину описал своё потрясение при виде чудесного превращения вчерашней, по его мнению, Золушки. Может быть, именно с этого момента Пущин навечно полюбил Наталью Фонвизину. Может быть...