ПУШКИН НАЧИНАЕТ ПИСАТЬ «ЕВГЕНИЯ ОНЕГИНА» 

 

 

Итак, мы видели (см. «Зеленоград сегодня», № 96,17 августа 2006 г.), что есть немало аргументов в пользу того, что именно Наталья Фонвизина была прообразом Татьяны Лариной. Конечно, не будем преувеличивать степень этой «прообразности»: всё-таки литературный герой отделён от прототипа, имея в своём портфеле лишь часть черт характера и деталей биографии и быта своего прообраза.

Но откуда Пушкин мог узнать эти сведения? Лично он не был знаком ни с Апухтиными, ни с Фонвизиными. Присмотримся...

Май для молодого Пушкина был са­мым знаменательным месяцем:

- 26 мая (старый стиль) он родился;
- 5 мая 1820 г. Пушкин получает по­дорожную на проезд от Петербурга до Кишинёва к месту службы (фактичес­ки отправлен в ссылку);
- 4 мая 1821 г. в Кишинёве Пушкина принимают в масонскую ложу «Ови­дий».

Перед первой строфой чернового текста романа в стихах «Евгений Оне­гин» Александр Пушкин в 1823 г. ста­вит две даты: «9 мая», «28 мая ночью» (время начала романа?). Начиная ро­ман в такие памятные дни, он как бы собирался подвести поэтический итог 24 годам своей жизни.

Эту мысль подтверждает также и эпиграф в беловой рукописи к первой главе (эпиграф в печати не появился):

Собранье пламенных замет
Богатой жизни юных лет.

                           

                                 (цитата из "Пиров" Баратынского, 1821 г.)  

Пушкин неоднократно подчёркивал, что он пишет «свободный» роман, под­разумевая под этим отсутствие пол­ного плана. Поэта вёл «творческий инстинкт» (выражение В.Г. Белинско­го).

Первая глава писалась легко. По воспоминаниям современников, Пуш­кин писал начало романа обычно с ран­него утра, не вставая с постели. "При­ятели часто заставали его то задум­чивого, то помирающего со смеху над строфою своего романа» (из воспоми­наний Л.С. Пушкина).

...22 октября 1823 года. Вот и закон­чена первая глава, и сразу же Пушкин начинает вторую главу...

«Сквозь магический кристалл» сво­ей поэтической интуиции поэт уже провидит и онегинского идейного оп­понента - Владимира Ленского, и ком­плементарную к Ленскому Ольгу, и даже - где-то на горизонте - дуэль (излюбленный мотив). Но жанровая сущность романа требует присутствия в фабуле любовной сюжетной линии, а, значит, и главной героини.

От какой реальной точки жизни от­толкнуться для создания центрально­го женского образа романа?

Здесь поэт впервые почувствовал со­противление созданного им словесно­го материала.

И Пушкин ищет, ищет этот женский образ: рисует портреты Екатерины Ворон­цовой, Амалии Ризнич, Марии Раевской, безымянные женские головки...

Никогда в своей жизни он не рисовал столько много женских портретов, сколько осенью 1823 года, когда обдумывал и пи­сал вторую главу «Евгения Онегина», где должна была появиться главная героиня ро­мана.

К началу ноября 1823 года Пушкин напи­сал 17строф второй главы романа, аобраз Татьяны всё не появлялся на страницах рукописи.

И вдруг... В ноябре 1823 года наступает взрыв твор­ческой энергии.

В XXII строфте второй главы появляется первое упоминание о старшей сес­тре Ольги; перво­начально Пушкин назвал её Наталь­ей, но потом пере­менил имя на «Та­тьяна».

К 8 декабря 1823 года вторая глава была завершена.

Откуда возник такой могучий и стремительный всплеск творческой энергии?

Мой ответ: из письма его лицейского друга Ивана Пущина.

Пушкин получил письмо от Пущина 15 ноября 1823 года, поэтому, если принять наше предположение, то некоторые дати­ровки в написании романа «Евгений Оне­гин» можно уточнить.

Например, написание строф XXII-XL ро­мана в соответствии с нашей версией сле­дует датировать периодом 15 ноября - 8 декабря 1823 г. (15 ноября — получение письма от Пущина, 8 декабря - дата за­вершения второй главы).

Чтобы ответить, что же написал Пущин о Наталье Фонвизиной в письме Пушки­ну, следует рассмотреть взаимоотноше­ния Пущина с Фонвизиными.