НЕ МОЙ ПЕТЕРБУРГ

 

Наверное, я никогда не приеду в Санкт-Петербург (Петроград, Ленинград, Петербург). Что-то меня от него отвращает… Что? 

 

Во-первых, я – не любитель любого рода экскурсий, - никуда. Но ведь мог бы приехать и приватно? Всего-то несколько часов поездом… Тогда, что же претит? А, видимо, вот что… 

 

Я люблю приехать в Рязань – там моя молодость… Я люблю приехать в Тамбов – там мое детство… Я люблю приехать в Херсон – там мои предки (и молодые летние месяцы тоже)… А Питер мне ничем не обязан, равно как и я ему. 

 

Если его любит Путин – я его готов понять (но не принять). Вообще-то, на этом можно  было бы и закончить т.н. эссе, но что за эссе без, - ну, конечно, не морали, а без – некоторого всё равно-таки – вывода? …И, может быть, даже в точном логическом смысле? 

 

Итак, как вы понимаете, ничего питерского я не приемлю. А чего – ничего?  Отстранюсь – на время. И – приведу несколько старинных свидетельств… 

 

Вот В.Г.Белинский, навсегда прельщенный Москвой, но вынужденный работать в Петербурге: 

 

«Питер город знатный. Нева – река пребольшущая (уже – ирония! – И.Б.),  а петербургские литераторы – прекраснейшие люди после чиновников и господ офицеров. …Да, и в Питере есть люди, но это всё москвичи, хотя бы они и в глаза не видали белокаменной. Собственно Питеру принадлежит всё половинчатое, полуцветное, серенькое, как его небо, истершееся и гладкое, как его прекрасные тротуары. В Питере только поймешь, что религия есть основа всего и что без нее человек – ничто, ибо Питер имеет необыкновенное свойство оскорбить в человеке всё святое и заставить в нем выйти наружу всё сокровенное. Только в Питере человек может узнать себя – человек он, получеловек или скотина: если будет страдать в нём – человек (это – как будто предвидение появления Достоевского – И.Б.); если Питер полюбится ему – будет или богат, или действительным статским советником (может, и президентом чего-нибудь – И.Б.)» <конец цитаты>.

 

Россию пытался завоевать петербуржец А.А. Жданов в 1948 году, когда организовал съезд Компартии (несостоявшийся) и умер в том же, 1948 году,  в санатории на озере Селигер, якобы от болезни сердца… Тогда же взвилось т.н. «ленинградское дело»: по этому делу погибло несколько тысяч ленинградцев. 

 

Одним словом: Петербург – это не никак не Россия.

 

А дальше? Какие наши годы! Допишем - лет через …надцать… Написал «…надцать» и – опомнился… 


На то оно и эссе, чтобы писать о том, о сём… 

 

Из песни: «Мне дороги твои державные обьятья…». Страшно!.. 
В сыром тумане славного и страшного города на севере… (М.А. Булгаков, с.220)

 

(2 января 2004 г.)  

 

 

ЛОЖКА ДЁГТЮ В БОЧКЕ МЁДУ

 

Недавно на одном из поэтических вечеров знакомая учительница истории попросила меня высказать мнение об учебнике для 2-4 классов («Москвоведение. Здравствуй, Москва!». – М., 1999). Сама таинственность предложения означала, что в книге есть какой-то подвох. Разгадать загадку всегда интересно, - и я основательно взялся за учебник. Вот что у меня получилось. 

 

Учебник написан талантливо: чувствуется опыт нескольких поколений наших отечественных преподавателей, методистов и ученых. И вдруг в этой стройной конструкции я обнаруживаю… мину!.. На стр. 13 читаю: 

 

«В те годы случилась большая беда. На Русскую землю напали свирепые кочевые народы во главе со своим царем – ханом Батыем. Они разграбили и сожгли много русских городов и подошли к Москве. Москва пять дней и ночей сопротивлялась им. Когда силы москвичей иссякли, кочевники разорили город, а потом сожгли его дотла. Жителей перебили. На Руси этих кочевников прозвали «татарами». Кочевники заставили всю Русскую землю много лет платить им дань, то есть отдавать все, что они пожелают, - деньги, драгоценности, продукты. Если долго не получали дани, то снова собирали войско и шли грабить русские города и села. У кого денег нет – у того дитя возьмут, у кого дитя нет – у того жену возьмут, у кого жены нет – того самого возьмут» <конец цитаты>. 

 

Значит, так… Ребенок 7-8 лет (это материал второго класса) усваивает, что хуже татар ничего нет. Это уже в старших классах можно объяснять и обсуждать нюансы и кавычки, а во втором классе… А если в классе окажется татарин или татарка по национальности? А удмурту или армянину не придется ли доказывать, что он не татарин? А что тогда должны написать настоящие татарские учителя в учебнике «казановедения», паче такое появится? Известно, что национальные проблемы могут вырасти, как лавинный ком, при самом малом неуважении к народности.

 

Кстати, не подскажут ли авторы учебника, из какого источника они почерпнули, что Москва оборонялась в течение пяти дней? У Карамзина, Соловьева, Ключевского, Иловайского, Забелина я такой информации не нашел. Может быть, это новейшие изыскания? 

 

Приведу еще одно историческое «открытие» авторов учебника (стр. 37): «В то время Казанское царство стало Русскую землю притеснять. Не стерпел этого царь Иван. Пошел на Казань войной. И победил» <конец цитаты>. 

 

Опять татары! Хотя второклассник может и не знать, что Казань – татарский город. 

 

Когда-то в московском «Детском мире» я видел такую картину: на прилавке лежит игрушка – Бармалей, изображенный в виде негра, а рядом оживленно обсуждают этот факт два негра. Но там – обычная глупость, в нашем же случае – умысел.